Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Барельефы Ангкор Вата''




Восточная галерея

Южное крыло восточной галереи

Сюжет находящегося здесь барельефа иллюстрирует распространённую в индуистской мифологии и крайне популярную в кхмерском искусстве легенду о пахтанье Молочного океана, аллегорически повествующую о сотворении мира. Понимание причин столь громогласной славы этого мифа даёт ключ к постижению главной идеологической догмы культа девараджи.

Каждый кхмерский король являлся земным воплощением Создателя, то есть, творцом вселенной, всего материального и нематериального мира. Подкрепление этого тезиса могло опираться, и вначале опиралось, лишь на мифологию. До определённого момента порождение фантазии принимается на веру, но с течением времени оно всё настойчивее требует несомненного подтверждения. В свидетельство своей божественной сущности каждый король обязан был «явить чудо» и Сурьяварману II оно удалось, как нельзя лучше. Ещё при жизни короля о его творении слагались легенды и сказки, а подданные отказывались верить в то, что чудо - дело их рук. Барельеф стал «клеймом мастера», той собственноручной подписью Создателя, что могла любого убедить в подлинности представшего перед ним божественного феномена. Своим шедевром Сурьяварман II соединил в неразрывное целое мифологию и действительность, наивную веру в реальность событий, изображённых на барельефе, с твёрдой убеждённостью, что Ангкор Ват, этот «город-храм», – творение богов. Изобретённый им способ «сказку сделать былью» имел настолько мощный идеологический потенциал, что спустя менее трёх десятилетий другой великий король Джаяварман VII превратит его в главный мотив своей попытки построить уже «империю-храм», удостоит чести стать неофициальным символом девараджи.

Легенда повествует, что мудрец Дурваса («нагой») однажды прогневался на царя девов Индру и наслал на него и всех его подданных проклятие, лишившее их сил и удачи. Очень скоро асуры под предводительством царя  Бали одержали над ними верх, получив власть над всей вселенной. Только нектар бессмертия амрита мог спасти Индру и девов, но для этого им требовалась помощь смертельных врагов. Асуры и девы договорились разделить добычу поровну, но Вишу пообещал Индре, что амрита достанется только девам.

В качестве мутовки концессионеры взяли гору Меру (Мандару), а змей Васуки исполнил роль верёвки. Сам господь Кришна принялся помогать в этом нелёгком деле. Он первый ухватился за голову Васуки и девы последовали за ним, но возмущению асуров не было предела. Они были оскорблены и унижены, ибо им предстояло тянуть за хвост, хотя всем известно, что голова – лучшая часть тела. Тогда всеведущий Кришна позволил им получить лучшее, и они ухватились за голову, а девы взялись за хвост. Но как только работа закипела, асуры поняли хитрость Кришны. Благодаря работе выделялось такое колоссальное количество энергии, что леса на горе Меру загорелись, а реки закипели. При каждом движении головы Васуки извергали огонь, который жёг асуров и вскоре покрыл их тела и золотые доспехи слоем сажи, с той самой поры они остались чёрными. Работа не ладилась, тогда Индра ниспослал дождь, принёсший облегчение. Но беда никогда не приходит одна. Гора Меру, сотворённая из чистого золота, оказалась такой тяжёлой, что стала тонуть. Богам и асурам пришлось призвать вторую аватару Вишну, великую черепаху Курму, что держит на своём панцире весь мир. Она стала опорой для мутовки, а Вишну стал держать гору за вершину, после чего работа продолжилась. Целую тысячу лет шло пахтанье. Гора Меру вращалась так быстро, что многие морские жители гибли, рассечённые пополам. Океан выделил яд халахала, способный убить всё живое, но Шива выпил его и спас мир, хотя его горло после этого приобрело синий цвет. Конечно, Вишну бы мог сам выпить этот яд, но он позволил Шиве приобрести немного божественного авторитета. Потом из вод появилась Лакшми, драгоценный камень Кастубха, луна Чандра, корова Сурабхи («сладко пахнущая»), слон Айравата, конь Уччайхшравас («навостряющий уши»), апсары и другие сокровища, которых всего было четырнадцать. Наконец, появился бог-врачеватель Дханвантари с нектаром бессмертия.

Барельеф простирается на 50 метров и имеет строго симметричную композицию и чёткий ритмический рисунок, которые продиктованы самой сутью легенды. Сосредоточенные и напряжённые позы девов и асуров, занятых работой, их слаженные мощные движения, резко контрастируют с хаосом, творящимся в верхней и нижней части барельефа. Под их ногами, в тщетной попытке скрыться от этого кошмара, мечутся обезумевшие обитатели океана, а над головой весело порхает сонмище легкомысленных апсар. Слева 92 асура во главе с десятиглавым Кришной, справа 88 девов, которым помогает Хануман, а в центре, в своём воплощении Катурбуджи («четырёхрукий»), стоит Вишну, закрывающий собою даже громадную гору Меру. Воины, всадники, слоны и колесницы, изображённые по бокам барельефа, никак не связаны с каноническим сюжетом. Он являются теми «свидетелями», что своими глазами наблюдали эту картину, необходимым связующим звеном между мифом и реальностью.

Интересно отметить, что при всей кажущейся симметрии, количество девов и асуров, стоящих с каждой стороны Меру, не равно друг другу и отличается на два. Вероятно, это как-то согласуется с той же причиной, по которой появилось неравное число колонн в северном и южном крылах галерей на западном и восточном фасадах храма.

Северное крыло восточной галереи

Несмотря на то, что в этой части галереи композиционное решение барельефов подчинено той же симметричной схеме, даже неискушённый взгляд способен заметить разительное отличие в уровне художественного воплощения в сравнении с другими рельефами. Здесь показана сцена победы Вишну над асурами в битве, последовавшей вслед за обретением девами нектара бессмертия. Она была столь ужасна, что даже у тех, кто только слышал о ней, волосы вставали дыбом.

С обеих сторон по двум едва обозначенным по горизонтали уровням к центру движутся нескончаемые полчища демонов, в похожих на шлемы головных уборах и с мордами, предназначенными внушать ужас. В центре панно Вишну, восседающий на своём вахане крылатом Гаруде, обращает врагов в бегство. Легенда сообщает, что там были воины, «оседлавшие грифов, орлов, цапель, ястребов и бхас», а сам царь демонов Бали «восседал на чудесном воздушном корабле Вайхаяса». Чуть правее центральной сцены панно можно увидеть любопытную группу, оседлавшую гигантских птиц.

На одной из стен восточной гопуры, соединяющей южное и северное крыло, можно найти пространную эпиграфическую надпись, датируемую началом XVIII века. Она не связана с Ангкор Ватом, а относится к расположенной рядом с восточным фасадом погребальной ступе.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве