Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Приложения''




Биографический справочник

Виктор Викторович Голубев

Санкт-Петербург (Россия), 1878 - Ханой (Индокитай), 1945

Родившись в аристократической русской семье, Виктор Викторович Голубев получил основательное классическое образование. Виртуозный скрипач, он свободно говорит на нескольких европейских языках, но по настоянию родителей получает инженерное образование и готовиться к поступлению в аспирантуру Санкт-Петербургского университета. В 1901 году Голубев неожиданно для всех отправляется в Гейдельбергский университет, где пишет и успешно защищает в 1904 году диссертацию на тему «Трагедии Мариво в немецких переводах XVII века». Помимо докторской степени, он получает диплом магистра свободных наук со специализацией в области археологии и истории искусств, после чего перебирается в Париж. Находясь во Франции, он собирает богатую коллекцию китайских и персидских миниатюр, много путешествует по Европе. В Италии Голубев доказывает влияние искусства восточных цивилизаций на становление и развитие венецианского кватроченто.

В 1910 - 1911 годах Виктор Голубев организовывает и финансирует научную экспедицию в Индию и на Цейлон, откуда привозит обширную коллекцию фотографий, частично опубликованную его другом, бельгийским издателем Ван Остом в виде подарочного издания серии «Арс Асиатика». Результаты этой экспедиции были высоко оценены не только публикой, но и правительством Франции. Очень скоро молодой учёный становится признанным специалистом по истории буддистского и светского искусства Индии и Дальнего Востока, читает лекции на курсах по индийскому искусству в Школе восточных языков, работает с Анри д'Арданн Тизаком, совместно с которым устраивает несколько выставок в музее Чернуски.

Во время Второй мировой войны Виктор Викторович Голубев аккредитован французским правительством в качестве представителя русского Красного Креста. Именно в это время он приобретает опыт воздушной разведки и знакомится с маршалом Анри Филиппом Петеном (1856 – 1851), с которым до конца жизни его будет связывать искренняя дружба. Войну он заканчивает в чине полковника русской армии и получает французский крест «За боевые заслуги».

Уничтоженное, растоптанное революцией 1917 года благополучие России и всей его семьи вынуждает Виктора Викторовича Голубева искать средства к существованию. Он продолжает посещать общество востоковедов, где знакомится с Луи Фино (1863 – 1935), представившим свою кандидатуру в члены французской Академии надписей и изящной словесности. Вскоре Фино получает назначение в Индокитай, а вслед за ним туда отправляется и Виктор Викторович, получивший в 1920 году статус временного члена Французской школы Дальнего Востока (EFEO). Уже в 1922 году его авторитет в научном сообществе даёт ему право участвовать в подъёме флага Французской школы Дальнего Востока на колониальной выставке Марселе.

По приезде в Индокитай он прежде всего посвящает себя созданию обширного фонда фотодокументов по кхмерским и чамским памятникам и начинает в связи с этим тесное сотрудничество с Музеем чамского искусства в Туране (ныне Дананг, Вьетнам). За несколько месяцев работы Виктор Голубев изготовил 1200 клише, которые передал в фонды музея Французской школы Дальнего Востока в Ханое. В то же время, его работы продолжают публиковаться в серии «Арс Асиатика» в 1922 году. В том же году серия переходит под патронаж Французской школы Дальнего Востока и с 1923 по 1936 годы в её рамках издаётся 15 выпусков по искусству Передней и Юго-Восточной Азии, Индии, Китая и Японии. С увлечением Голубев пишет обширные монографии по храмам Ангкор Ват (издание EFEO, 1929 – 1932) и Бантеай Срей (EFEO, 1926), публикует свой анализ образа Харихары из Асрам Маха Розей («Азиатские исследования», №1, 1925). Совместно с Луи Фино изучает символику посвящённого Локешваре храма Неак Пеан (Бюллетень Французской школы Дальнего Востока - BEFEO, 23), завершая это исследование публикацией иконографии коня Балахи (BEFEO, 27).

В 1925 году Виктор Викторович назначается действительным членом Французской школы Дальнего Востока, а с 1927 по 1943 годы занимает второй в её административной иерархии пост секретаря-библиотекаря. В 1927 году он приступает к раскопкам в Самбор Прей Кук (BEFEO, 27), а в районе поселения Донгшон руководит раскопками древней культуры Тханьхоа (донгшонская культура), изучение которой заняло важнейшее место среди его научных интересов.

Теория донгшонской культуры Виктора Голубева касалась её влияния на сопредельные страны. Он отмечал следы воздействия культуры Донгшона в Южном Китае, Японии и даже среди некоторых народов Океании. Активный и преданный сторонник теории широких культурных контактов древних цивилизаций, Виктор Викторович настаивал на идее первичности донгшонской культуры. В полемике с Э. Гаспардоном он блестяще опроверг господствовавшее во французской научной среде стереотипное мнение о проникновении металлических орудий во Вьетнам лишь после ханьского завоевания.

По поручению Французской школы Дальнего Востока Виктор Голубев неоднократно выезжал в Европу и другие страны для организации выставок, налаживания контактов и сотрудничества с французскими коллегами и зарубежными научными центрами в части, касающейся изучения различных областей искусства, истории и культуры Индии и стран  Индокитая. Увлечённый индийским искусством, Голубев принимает живейшее участие в организации миссии в Вирампатнаме (Пондишери) и лично посещает её. Его неутолимая жажда знаний, пытливый ум учёного, многогранная общественная и научная деятельность была лестно охарактеризована Жоржем Кёдесом, который назвал его «интеллектуальным посланником Французской школы Дальнего Востока».

Пользуясь своею дружбой с Петеном, Виктор Викторович добивается от командующего военно-морским флотом Индокитая предоставления ему гидроплана, использованного для первой в истории Ангкора серии аэрофотосъёмок. Результаты многомесячного труда дали бесценный, с научной точки зрения, результат. В частности, блестяще подтвердилась гипотеза Голубева о том, что государственным храмом Яшодхарапуры был Пном Бакхенг. Благодаря проводившейся в период с 1932 и 1936 годы регулярной аэрофотосъёмке региона впервые была составлена подробнейшая карта всех памятников Ангкора, началось изучение ирригационной системы древнего Ангкора.

С началом японской оккупации он вступает в Легион бойцов Ханоя и принимает активное участие в пропагандистской деятельности против захватчиков. Тем не менее, даже враги ценили его как выдающегося учёного-исследователя восточных культур. По приглашению японского правительства во время войны он побывал на конференциях в Токио и Киото, сделав всё, что было в его силах для антивоенной агитации и укрепления международных культурных связей.

Его смерть после тяжёлой болезни в апреле 1945 года в больнице Святого Поля в Ханое проходит почти незаметно. На похоронах присутствуют самые близкие друзья. Бюллетень Французской школы Дальнего Востока даже не удостаивает выдающегося русского учёного публикации некролога по поводу его кончины. Труды Голубева остаются забытыми почти 20 лет, прежде чем в 1964 и 1967 годах Луи Маллере не публикует о нём несколько статей.

Виктор Викторович Голубев первоначально был захоронен на французском кладбище в Ханое, которое располагалось на улице Сержанта Ларине (ныне улица Нгуен Конг Чы). В связи со сносом кладбища, в начале шестидесятых годов его останки были перевезены во Францию, где вторично преданы земле. Сегодня никто не может ответить, где покоится этот выдающийся русский учёный, большую часть своей яркой жизни посвятивший изучению Ангкора.

 

Луи Фино

Бар-сюр-Об (Франция), 1864 - Тулон (Франция), 1935

Будучи лиценциатом в области литературы и права, Луи Фино поступил в Национальную школу Хартий в 1886 году и окончил её два года спустя в ранге архивариуса-палеографа. С 1890 года он начинает работать сначала в должности стажёра, а затем, с 1892 года, в качестве помощника библиотекаря в Национальной библиотеке в Париже. Одновременно Фино приступает к изучению санскрита в Школе высших исследований Силвена Леви. Он заканчивает её в 1894 году и сразу же получает здесь должность заместителя ректора по учебной работе. Спустя четыре года, в 1894 году, Поль Думер (1857 – 1932) предлагает ему возглавить археологическую миссию в Индокитае, получившую в 1900 году название Французской школы Дальнего Востока. Отныне его карьера исследователя неразрывно связана с этим молодым научным учреждением.

По прибытии в Индокитай главнейшей его задачей становится повторение кампаний Антуана Кабатона (1863 – 1942) и капитана Люнета дё Лажонкьера. Перед возвращением в Сайгон он предпринимает инспекционную поездку по Ангкору и начинает разработку своей программы реставрации и консервации памятников архитектуры Камбоджи, а также основывает музей и библиотеку Французской школы Дальнего Востока. Взяв за образец деятельность старейшего, основанного в 1778 году, Общества наук и искусств Батавии (ныне Джакарта, Индонезия), Фино в течение нескольких месяцев 1899 года изучает его организацию и функционирование, прежде чем применить эти знания в Индокитае.

В 1901 году он издаёт в первом номере Бюллетеня Французской школы Дальнего Востока статью «Религия чамов», затем публикует статью «Инвентаризация памятников», научные переводы, 18 докладов и два отчёта о деятельности школы. Уже в 1902 году Луи Фино приветствует в Ханое первый международный конгресс, организованный им под эгидой Французской школы Дальнего Востока.

По окончании своего контракта в декабре 1904 года Фино уступает должность директора школы Альфреду Фуше (1865 – 1952), но вместо возвращения в Париж, отправляется в Сиам, Бирму и Индию. Спустя три года Фино, возглавляет кафедры истории и филологии Индокитая в Школе повышения квалификации и одного из старейших учебных заведений Коллеж де Франс, начиная преподавательскую деятельность. С началом Первой мировой войны он прерывает её для поддержки вновь созданного направления Французской школы Дальнего Востока, заменяя собой мобилизованного Клода Эжена Мэтра (1876 – 1925). Он вновь возвращается в Индокитай и возобновляет свою работу над переводами различных текстов и эпиграфических надписей. Искренне увлекшись этой деятельностью, он не прерывает её ни по возвращении в Париж в 1918 году, ни в связи с последовавшим его новым назначением на пост директора Французской школы Дальнего Востока в 1920 году. Этот пост Луи Фино занимает вплоть до 1926 года.

В Ангкоре он совместно с Виктором Голубевым, предположившим буддистский характер Байона и Неак Пеана, приступает к детальному изучению этих памятников, после чего совершает поездку в Бантеай Чхмар и посещает несколько постоялых дворов. Факты дают право Луи Фино и Виктору Голубеву утверждать, что все эти сооружения действительно были построены буддистским правителем. На основе собранной информации Фино пишет серию статей (BEFEO 23, «Азиатские исследования», №1, 1925, BEFEO 25), позволивших в 1927 году Филиппу Штерну и в 1928 году Жоржу Кёдесу правильно датировать период их строительства, скорректировав его почти на три столетия, относящийся к правлению Джаявармана VII.

Параллельно с археологической деятельностью, Луи Фино поддерживает очень тесные связи со Школой пали в Пномпене, через посредство Сюзаны Карпель принимает участие в создании королевской библиотеки в Пномпене (1925), основывает археологический парк Ангкор, получивший особый статус, создаёт в рамках издательства Французской школы Дальнего Востока новую серию «Воспоминания археологов».

После того, как Леонард Оруссо (1888 – 1929) вынужден был по состоянию здоровья покинуть пост директора Школы, Луи Фино вновь приступил к временному исполнению своих обязанностей в 1928 году, которые в 1929 году окончательно передал вновь назначенному директору Жоржу Кёдесу. В январе 1930 года он покинул Сайгон и перебрался в Тулон.

После более десяти лет ожидания, в 1933 году Луи Фино наконец-то был избран в члены французской Академии надписей и изящной словесности, но умер спустя два года.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве