Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Окрестности Ангкора''




Баконг

Годы строительства:

881 г.

Религия:

индуизм (культ Шивы)

Король:

Индраварман I (посмертное имя Ишваралока)

Стиль:

Прэах Ко

Расчистка:

Маршаль в 1936 г.

Анастилоз:

Глез в 1936-1943 гг.

Местоположение:

15 км. юго-восточнее города Сиемреап

Продолжительность визита:

не менее часа

Время визита:

в первой половине дня

Внушительный вид пирамиды Баконга не оставляет ни малейшего сомнения в том, что он был главным храмом первой ангкорской столицы империи. На самом деле, строительство его могло быть начато Джаяварманом II по возвращении из располагавшейся в Куленских горах Махендрапуры. После Ак Ёма на западе от Сиемреапа и Ронг Шьена на Пном Кулен он стал третьим в ряду храмов-гор, возведённых в районе Ангкора.

Из всех подобных сооружений, именно Баконг, пожалуй, наиболее полно соответствует космологической концепции Меру. Его пять уровней символизируют миры нагов, гаруд, ракшасов, якши и, наконец, девараджей или локапалов, богов-хранителей четырёх сторон света. Соразмерности уступов пирамиды, в отличие от повсеместно распространившихся в поздний период «лестниц в небо», близки пропорциям человеческого тела и позволяют легко взойти к вершине, они близки к привычным для нас лестницам Старого Света. К тому же, Баконг стал первым храмом, построенным из песчаника. Король Индраварман I назвал его в эпиграфических надписях «каменным домом Ишы», то есть Господа.

В 1935 году Труве обнаружил покрытую каллиграфическими письменами стелу, которая после адресованных Индраварману I панегириков и молитв сообщает об установке в главном прасате линги Шри Индешвары и восьми изображений или мурти, то есть статуй Шивы. Вероятнее всего, скульптуры были установлены или в кирпичных святилищах на четвёртом уровне пирамиды или в прасатах внутреннего двора фланкирующих осевые лестницы пирамиды. Кроме того, текст перечисляет и другие статуи, установленные в каменных святилищах, а также упоминает о скульптурных изображениях, посвящённых некоторым из обожествлённых знатных особ. Надпись заканчивается упоминанием о начале строительства барая Лолей, называемого также Индрататака, которое было завершено в 889 году.

Сегодняшний вид Баконга заставляет с трудом верить, что до начала восстановительных работ он представлял собой немногим больше, чем поросший лесом курган. На протяжении столетий разрушавшийся и разрушаемый памятник представлял собой земляной холм, у основания которого и вокруг него были рассеяны отдельные каменные блоки. От главного прасата оставались лишь контуры основания, едва просматривающиеся на разрозненных плитах верхнего яруса. Благодаря реставрации, проведённой под руководством Глеза, он вновь вознёс свой силуэт из груды каменных обломков. Эта была очередное блестящее доказательство эффективности метода анастилоза, применённого к памятнику, который, в отличие от других, хотя и сильно разрушенных, но устоявших, представлял собою хаос. Только благодаря систематизации всех блоков по признакам скульптурной декоративной отделки удалось восстановить их первоначальное местоположение и воскресить храм к новой жизни.

Дорога к храму начинается с востока, пересечением образованного рвом первого пояса ограждений, от которого сегодня остаются лишь очертания, едва различимые за наделами крестьянских полей, расположенных в низине. Рвы описывают прямоугольник размерами около 700 метров с севера на юг и 900 метров с востока на запад, строго ориентированный по сторонам света. Эта ограда была деревянной и полностью исчезла вместе с входными гопурами. Немного к северу находится группа святилищ, выстроившихся с севера на юг, сохранившая только один из трёх своих прасатов. Скорее всего, они не относились к Баконгу.

Остатки стен, находящиеся в таком же состоянии разрушения, есть чуть южнее восточной гопуры второго пояса ограждений. Здесь же можно найти руины однотипных кирпичных зданий, некогда окружавших храм. В общей сложности их двадцать два. Шесть находятся с восточной стороны, а ещё по четыре на углах и с других сторон. За редким исключением, все эти изолированные башни располагаются группами по две или три. Некоторые из них открыты на восток, а некоторые в сторону Баконга. Их расчистка позволила открыть не только многие интересные архитектурные элементы, такие как перемычки, пилястры, фигурные профили цоколей и так далее. Кроме того, в них были найдены несколько линг и замечательные статуи Шивы и Вишну.

Латеритовые стены второго пояса ограждений простираются примерно на 310 метров с севера на юг и на 350 метров с востока на запад. На востоке и западе их прерывают крестообразные в плане гопуры из латерита и песчаника, которые почти не сохранились. С севера и юга также есть остатки гопур, но они имеют более скромные размеры Несмотря на то, что северная и восточная гопуры были ложными, то есть не имели прохода, это была смелая находка, поскольку раньше гопуры строились лишь на востоке и западе.

Львиную долю всей внутренней территории занимает ров шириной около 60 метров, а оставшаяся небольшая часть прямо перед стенами внутреннего двора, принадлежит действующему буддистскому монастырю. Отсутствие здесь современных построек не стало бы причиной для сожаления, но колоритные фигуры монахов в яркой одежде, которых можно застать на уступах пирамиды за молитвой или созерцанием, очень оживляют древние камни.

Монументальный характер латеритовой дамбы, проложенной через рвы по оси восток-запад, подчёркнут огромными и неуклюжими, диаметром до одного метра, телами нагов, покоящимися непосредственно на земле. Наиболее хорошо сохранилась часть балюстрады, расположенная с южной стороны восточной половины дамбы. Её семиглавый завершающий мотив весьма заметно отличается от тех элегантных нага-балюстрад, что получат распространение лишь в XII веке. Вообще, возникающее при приближении к храму ощущение грандиозности и величия является следствием очень простых средств, которыми зодчие владели виртуозно. Баконг производит впечатление организованного и сдержанного искусства, базирующегося на чёткой логике и точном расчёте.

Внутренний священный двор окружает невысокая латеритовая стена размерами примерно 115 на 150 метров с четырьмя осевыми гопурами. Хотя все они являются крестообразными в плане, имеют по два боковых крыла и два портика, восточный и западный входные павильоны более развиты. Помимо основного прохода, у восточной гопуры есть ещё два дополнительных. Сохранились лишь профилированные цоколи, отмечающие их прежнее положение. Северный и южный входные павильоны с двойными портиками, обращёнными к пирамиде, ориентированы точно по оси, поэтому, чуть сдвинуты к западу. В центральной комнате восточной гопуры напротив друг друга стояли две четырёхрукие статуи Вишну. Соответствующие стилю Байон, они были установлены в позднейший период.

По обе стороны от восточного входа и по направлению к пирамиде, простирается мостовая, обрамлённая придорожными столбами. Слева и справа от входа вплотную к ограде строго симметрично расположены два продолговатых здания с большими окнами с балясинами. Их входы предшествуют портики, а с противоположной стороны находятся небольшие комнаты, которые, по всей видимости, служили для отдыха. Радом, тоже симметрично, находятся два латеритовых здания разного размера. То, что расположено к югу, укрывало в себе стелу с эпиграфическими надписями. Вытянувшиеся вдоль мостовой с запада на восток песчаниковые постройки, сложенные из повторно использованных блоков, явно построены позже. Они открыты на три запад, восток и в направлении друг к другу. Скорее всего, они использовались в качестве подсобных помещений.

Северо-восточный и юго-восточный углы внутреннего священного двора заняты двумя смежными кирпичными зданиями, квадратными в плане. Вовсе разрушенные на севере, они неплохо сохранились на юге. Единственный проём, через который внутрь помещений проникает свет, открыт на запад. Он обрамлён необычной дверной рамой, высеченной из цельного массива песчаника. Самая южная башня сохранила на кирпичном ступенчатом выступе верхнего яруса с северной и южной стороны скульптурный фриз в виде фигурок аскетов, расположенных в нишах. Найденный здесь во время работ по расчистке фрагмент «Камня девяти планет» является одним из самых ранних проявлений атрибутики, ставшей традиционной для всех следующих храмов-гор, символизирующих Меру, а сами здания позже переродились в библиотеки. В северо-западном и юго-западном углах расположены одиноко стоящие здания того же типа, но открытые входом на восток. В настоящее время они полностью разрушены.

В юго-восточном углу, практически примыкая к стене ограждения, находится ещё одно продолговатое здание, состоявшее из трёх комнат и портика, обращённого на север. Два боковых крыла образовывали длинные галереи. Сегодня полностью разрушенное, скорее всего, оно имело на севере своего брата-близнеца.

Вокруг пирамиды, симметрично каждой оси, расположены восемь кирпичных святилищ. Изначально они были покрыты рельефной штукатуркой, подобно прасатам в Пре Рупе и Восточном Мебоне. Святилища западной стороны были немного меньше по своим размерам. Доминирующие прасаты северной, восточной и западной стороны разрушены до самых фундаментов, лишь северное святилище продолжает стоять на своём прежнем месте. Несмотря на то, что восточные башни выдержаны в общем стиле всего памятника, они несут на себе следы предпринятой позже перестройки. В частности, это относится к обрамляющим их входы пилястрам. Двойной профилированный песчаниковый цоколь восточных прасатов очень оригинален.

Установленные на квадратных основаниях, все башни открыты на восток. Четыре осевых лестницы с двойными пролётами, обрамлены парапетами со скульптурами сидящих львов. Помимо щедро украшенных горельефами песчаниковых элементов, включая ложные двери, наддверные перемычки и цилиндрические колонны, они не имеют никаких иных украшений. Над дверями располагались высокие фронтоны, как и фасады, выполненные в технике резьбы по штукатурке. Сейчас лишь небольшие углубления в виде ниш отмечают следы их прежнего положения. Выше, над карнизом, начинаются четырёхъярусные ложные своды башни, которые потеряли свою форму. На карнизах, отмечающих уровни, находились миниатюрные каменные прасаты, множество которых было обнаружено при расчистке.

Двери и ложные двери вырезаны из монолитных песчаниковых блоков и равномерно покрыты резьбой. Их меньшие, в сравнении с обычными, размеры объясняются тем, что создание сквозного проёма в монолитной плите большого размера является практически невыполнимой задачей из-за хрупкости материала. В орнаментации ложных дверей на каждой панели, как отголосок фигурных ручек деревянных дверей, присутствует маскарон. Оформленные в более раннем стиле Кулен, наддверные перемычки Баконга, оставаясь чисто декоративными, являются одними из лучших в кхмерском искусстве. Их богатое убранство дополняется множеством фигур и самых разнообразных деталей. При этом каким-то непонятным образом мастерам удаётся избежать вычурности и безвкусицы.

Центр скульптурной композиции занимает стилизованное изображение Кали или Вишну на Гарде. От центра к углам перемычки отходят две ветви, а вся оставшаяся поверхность покрыта растительными орнаментами. В нижней части перемычек находятся маски макар, пожирающих ветви. Особенно интересны перемычки западного святилища, сохранившиеся в прекрасном состоянии. На угловых пилястрах, в сводчатых нишах, находятся силуэты деватов и дварапалов, ранее покрытых резной штукатуркой.

Пятиярусная пирамида имеет почти квадратную форму и полностью облицована блоками из песчаника. С востока на запад её длина составляет примерно 67 метров, а с севера на юг, около 65 метров. Верхняя мощёная терраса пирамиды приподнята на высоту 15 метров от уровня главного входа и имеет размеры приблизительно 20 на 18 метров. Благодаря таким пропорциям ширина уступов составляет от 5 до 6 метров, что создаёт нехарактерно пологий для сооружений данного типа подъём.

Когда начались очистные работы, подпорная песчаниковая стена была усилена временной кирпичной кладкой, поверх которой возвели деревянный навес, укрывавший от дождя и предотвращавший эрозию. Почти полностью разрушенный прасат пришлось разобрать. В центральном колодце, забитом землёй и всевозможными каменными обломками, начались раскопки под руководством Анри Маршаля. По достижении глубины в 20 метров, что на 5 метров ниже уровня поверхности земли, работы пришлось прекратить, поскольку ничего интересного обнаружено не было. Возможно, эта неудача была связана с подкопом, ранее сделанным от основания пирамиды охотниками за сокровищами.

Четвёртый и пятый уровень пирамиды были построены на толстой латеритовой подушке, которая не позволила им сдвинуться со своего места. А три других уровня, возведённые на искусственной насыпи, со временем дали усадку почти на четверть метра, что повлекло за собой катастрофические последствия для пирамиды.

Четыре осевых лестницы в пять пролётов каждая, повинуются, как и ярусы пирамиды, закону пропорционального сокращения, что ещё больше подчёркивает перспективу. С двух сторон лестничное полотно обрамляют парапеты, украшенные изображениями дварапалов, деватов и скульптурами львов. На основе этой композиции в основании пирамиды были созданы весьма необычные сооружения, полностью реконструированные на северной стороне. Они предварял первый пролёт лестницы и образовывал своеобразный портик с ложными сводами. Два больших каменных блока по бокам предназначались для статуй. Рельефные водосточные трубы предназначались для отвода стекающей по ступеням воды. Каждая группа дополнялась скульптурой Нандина на пьедестале, установленной головой к храму. Присутствие на всех осях ваханы Шивы символизирует вездесущность бога и свидетельствует о том, что первоначально храм был открыт на четыре стороны, как и Пном Бакхенг.

Ряды двускатных песчаниковых сводов были сложены из камней, чей обращённый наружу торец обработан в виде треугольного выступа. Конёк крыши венчался каменным гребнем, подобным тому, что можно увидеть в Бантеай Самре. Такая декоративная имитация была естественной в переходный период между черепичными крышами и ложными каменными сводами.

В Баконге впервые появляются фронтоны с изображениями различных фигур. На фасаде главного святилища есть щипец. Данный архитектурный элемент, совсем нехарактерный для кхмерского зодчества, отличается от фронтона отсутствием нижнего карниза. Рельефы щипцов выполнены в одной плоскости с перемычками и обрамлены скульптурной аркой, нисходящей своими основаниями в круглые колонны. Множество небольших фигурок, вырезанных в низком рельефе, располагаются на гладком фоне. Подобная техника, скорее свойственная рельефной обработке оштукатуренных поверхностей кирпичных прасатов, вскоре была полностью вытеснена. Потрясающие фронтоны Бантеай Срея, который был возведён ненамного позже, демонстрируют колоссальный прогресс, произошедший менее чем за столетие.

Углы первых трёх ярусов пирамиды отмечают уменьшающиеся в размерах скульптуры слонов. К сожалению, все они в той или иной степени пострадали, однако, в общем, дают представление о характерной сбруе этих животных. Четвёртый ярус полностью занимают двенадцать небольших песчаниковых прасатов, относящихся ко времени строительства Баконга. Каждый из них вмещал в себе лингу. Несмотря на то, что они оказались полностью разрушены, десять святилищ удалось реконструировать, а два восстановлены вплоть до сводов.

Пятый ярус пирамиды достигает 1,9 метра в высоту и по всему периметру охвачен чудно декорированным профилем, подчёркивающим непрерывный рельефный фриз. Первый в своём роде, этот выразительный элемент находится в таком состоянии разрушения, что можно различить лишь некоторые очертания сцен, в основном батальных или дворцовых. Несколько наиболее сохранившихся панелей находятся с южной стороны. Изображающие группу асуров в бою, они достаточно красноречивы, чтобы вызвать искреннее сожаление по поводу их гибели.

Вопреки всем другим храмам-горам, из-за необычайной ширины уступов, центральное святилище полностью видно с каждого яруса. В восстановленном виде, несмотря на очень большое число заменённых блоков, оно полностью соответствует оригиналу, поскольку своды прасата имеют множество однотипных элементов. Детальное изучение орнаментов обнаруживает богатую коллекцию стилей, начиная от Прэах Ко до Ангкор Вата и Байона. Принимая во внимание, что в качестве образцов для подражания скульпторы могли иметь только Лолей или же сам Баконг, можно сделать вывод о том, что главное святилище было построено спустя два столетия, но никак не ранее, Бапхуона, воздвигнутого в 1065 году. Это проявляется не только в характерных признаках декора наддверных перемычек, колонн и пилястр. Деваты с причёсками, убранными под мукуты в виде миниатюрных башен, вне всякого сомнения, вдохновлены рельефами девятого века, тогда как некоторые другие элементы, например, танцующий Шива на востоке, сцена пахтанья Молочного океана на юге, возлежащий Вишну на западе и Лакшмана, раненный змеиными стрелами Индраджита на юге, соответствуют стилю Ангкор Ват.

От первоначального задуманного Индраварманом Баконга сохранилась только пирамида. В период возведения храма кхмерские зодчие настойчиво пытались привнести в каменные сооружения элементы деревянной архитектуры. Значительные размеры основания башни центрального прасата свидетельствуют о возможном использовании в конструкции сводов деревянных стропил, не выдержавших испытание временем. Возможно, король не имел времени для окончания строительства, позже завершенного его преемниками, либо же своды прасата просто рухнули, и его пришлось отстроить заново. Независимо от причин, стены нынешней башни пятнадцатиметровой высоты, покоящиеся на квадратном основании редутного типа, образуют довольно просторную квадратную комнату размерами около 2,7 метра по каждой стороне. Четырёхъярусные своды башни увенчаны и навершием в виде лотосового бутона. Четыре осевых лестницы ведут к приделам, три из которых имеют рельефные ложные двери.

Среди найденных в ходе раскопок скульптур IX века, помимо грубо обработанных женских статуй, небольших статуэток и разрозненных голов мужских и женских божеств, были найдены несколько образцов плит, выполненных в технике высокого рельефа, предназначенных дли установки в кирпичную кладку святилищ. Они изображали сидящие с одним приподнятым коленом фигуры с обнажёнными торсами, украшенными ювелирными изделиями.

Наконец, в разрушенной северо-восточной башне была найдена чрезвычайно любопытная скульптурная группа, вырезанная из монолитного каменного блока. Согласно тексту стелы, она посвящена Шиве Умагангапатишваре и изображает его в окружении двух жён, Умы и Ганги или Парвати. Огромная центральная фигура Шивы заметно доминирует. Правая женская фигура выполнена действительно великолепно, с той чистотой и безмятежностью линий, которые встречаются только в этот период. Несмотря на то, что статуи сохранили лишь свои торсы, оставшиеся детали позволяют различить обнимающие Шиву руки богинь. Видимо, у данного произведения было множество копий, поскольку в других местах были обнаружены подобные скульптуры, явно выполненные рукой другого мастера и более грубо.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве