Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Окрестности Ангкора''




Прэах Ко

«Священный буйвол»

Годы строительства:

879 г.

Религия:

индуизм (культ Шивы)

Король:

Индраварман I (посмертное имя Ишваралока)

Стиль:

Прэах Ко

Расчистка:

Труве в 1932 г.

Анастилоз:

не применялся

Местоположение:

15 км. юго-восточнее города Сиемреап

Продолжительность визита:

менее получаса

Время визита:

в первой половине дня

Прэах Ко воздвигнут королём Индраварманом I в честь своего дяди Джаявармана II и некоторых обожествлённых родственников. Он является погребальным храмом, в котором хранился прах почитаемых предков.

В северном направлении от гопуры внешней ограды Баконга ко входу в Прэах Ко ведёт дорога длиной около 700 метров. Храм находится в восточной части ограниченной рвами просторной территории размерами примерно 500 метров с востока на запад и 550 метров с севера на юг. Значительное смещение храма относительно геометрического центра участка объясняется одной из двух возможных причин. Либо Прэах Ко был частью другого храма-горы, вытесненного Баконгом, либо свободное пространство было занято исчезнувшими теперь деревянными постройками. Храм, как предположил Жорж Кёдес, мог находиться в непосредственной близи от королевского дворца.

Стела в ознаменование основания храма была найдена в восточной гопуре внешней стены ограждения в прекрасной сохранности. После велеречивых воспеваний Шивы, приводится краткая генеалогия Индравармана и далее следует панегирик королю, развивающий тему его правой руки, которая:

«…длинная, сильная и грозная в бою, как и его сверкающий меч, обрушивающийся на его врагов, нанося поражение королям со всех сторон. Непобедимый, он может найти покой только при виде врагов, обративших к нему свои спины в бегстве и тех, кто, ценя свою жизнь, отдал себя под его защиту».

Надпись ссылается на культ девараджи, прославленный на горе Махендре и сообщает об установке здесь в 879 году трёх статуй Шивы и Деви. На другой стороне, надпись уже не на санскрите, а на кхмерском языке датируется 893 годом временем правления короля Яшовармана I. Текст сообщает о принесении неких даров божественному Парамешваре, которому посвящён центральный прасат первой линии и Притхивиндрешваре, чей прасат находится слева от него, к югу. Ещё одна стела относится к 1005 году и превозносит бесчисленные достоинства Джаявиравармана I, короля, свергнутого Сурьяварманом I.

Почти сравнявшаяся с землёй входная крестообразная гопура внешней ограды открывает лёгкий доступ к внутренней мостовой. Сложенная из латерита, она имела песчаниковые портики и окна с пятью балясинами. Центрального вход дублировался двумя боковыми. Как показали результаты проведённых раскопок, первоначально покрытая черепицей, она должна была иметь треугольные фронтоны, повторяющие скаты крыши.

Мостовая отмечает ось симметрии широкой дамбы, пересекающей рвы. С двух сторон её окружали две галереи, подобные тем, что можно увидеть в Бантеай Срее. Они полностью разрушены, вплоть до фундаментов. Невысокая терраса приводит к гопуре второго пояса ограждений, которая повторяет план первой, но имеет меньшие размеры. Окна открыты на внешнюю сторону и имеют по семь балясин. Гопура также сильно разрушена, но на её восточной стороны можно полюбоваться роскошным профилем её цоколя.

Невысокая латеритовая стена окружает двор размерами 94 на 97 метров. Более широкая восточная его часть очень напоминает Баконг. Симметрично относительно мостовой, по обе стороны, параллельно стене ограды, находятся две продолговатые галереи, чьи входы с просторными портиками смотрят друг на друга. Ещё два подобных им здания меньшего размера располагаются перпендикулярно. Они не имеют окон и открыты на запад. Все эти строения сегодня полностью разрушены.

В юго-восточном углу сохранилось квадратное в плане кирпичное здание, уцелевшее лишь благодаря огромной толщине своих стен. Точно такие же постройки, являющиеся, по всей видимости, прототипами библиотек, находятся в соседнем Баконге. Они открываются на запад входной дверью и вентиляционными отверстиями. Особое внимание стоит уделить их беспрецедентным решётчатым окнам. Над карнизом башни располагается фриз в виде фигурок аскетов, вырезанных по кирпичу, а внизу проходит рад ниш, предназначавшихся для подобных фигур, вырезанных по штукатурке.

Западная часть двора намного скромнее и в узком промежутке между стенами внутренней ограды и ограды второго пояса уместила две длинные галереи, расположенные по оси север-юг.

Священный внутренний двор имеет размер примерно 56 на 58 метров. Его стены сложены из кирпича, как и две простые квадратные в плане гопуры, имеющие по единственной комнате. Входы обрамляют цилиндрические колонны и тонкие наддверные перемычки, обыгрывающие тему Вишну на Гаруде. Восточная гопура гораздо более внушительна по своим размерам в сравнении с западной. Длина её внутренних стен составляет около 3,6 метра по каждой стороне. Здесь была обнаружена эпиграфическая стела, позволившая точно датировать храм. К сожалению, она больше здесь не находится.

Кирпичные прасаты центральной группы расположены в два ряда и различаются между собой по размеру. Среднее святилище, немного смещённое на запад, имеет чуть большие размеры в сравнении с другими. Оно посвящено Парамешваре, обожествлённому королю Джаяварману II. Северное святилище было посвящено Рудрешваре, а южное святилище Притхивиндрешваре. Во втором ряду находятся аналогичные прасаты, но имеющие ещё меньшие размеры. Они возведены в честь королев, Притхивиндрадеви, Дхарманиндрадеви и Нарендрадеви. Без видимой причины северное святилище сильно смещено к югу, почти вплотную к центральному прасату второго ряда. Возможно, это должно символизировать особое родство двух королев.

Все шесть святилищ открыты на восток и увенчаны четырёхъярусными сводами. Вопреки своему возрасту, они находятся в неплохой сохранности. Не только элементы кирпичной кладки, но даже оригинальное штукатурное покрытие осталось нетронутым во многих местах после минувших одиннадцати веков. Лучше всего сохранились резная штукатурка на святилище Рудрешвары, стоящем в первом ряду с северной стороны. Но средняя башня, посвящённая Парамешваре, недавно была очищена от растительности и отреставрирована. В результате, она предстаёт с великолепно очерченным силуэтом, выделяющим её между остальных прасатов.

С восточной стороны дверные косяки, ложные песчаниковые двери с трёх других сторон декорированы рельефными мотивами, без сомнения, относящимися к лучшим образцам кхмерского искусства. Дверные панели украшены маскаронами, напоминающими такие же художественные детали Баконга. Однако сами дверные рамы состоят из четырёх частей, подобно деревянным изделиям подогнанным друг к другу особым типом соединения, называемого «на ус». Это придало им элегантность в сравнении с обрамлением дверных проёмов Баконга, которые грубовато вырезаны из монолитных каменных блоков.

Песчаниковые наддверные перемычки и великолепнейшие восьмигранные колонны по бокам дверных проёмов выполнены в одном стиле с Байоном, возможно, слегка уступая им пышностью мотива, получившего там своё дальнейшее развитие. Необходимо отдельно выделить перемычки боковых башен первого ряда с конными всадниками и фигурками, оседлавшими гаруд, а также чуть более сдержанными, но исключительно сохранившимися орнаментами перемычек ложных дверей центрального прасата, чьим основным мотивом стал Гаруда, удерживающий пышные ветви. Над ними находится очаровательный фриз в виде линии крохотных головок.

В почти квадратной камере главного святилища, размерами 3,4 на 3,7 метра, находилась статуя божества. Угловые пилястры также украшают фигуры дварапалов, а не деватов. В отличие от Баконга, их изображения выполнены не в технике резьбы по штукатурке, а являются рельефными песчаниковыми вставками, тонко подогнанными под кирпичную кладку. Они очень отличаются не только техникой исполнения, но стилем и мастерством. На северо-восточном углу главного прасата есть потрясающе колоритное изображение дварапала, к сожалению, неполное, живо источающего высокомерие и самодовольство. Гениальное мастерство передачи характера можно сравнить разве что со скульптурами Бантеай Срей, где те же персонажи, правда, имеют иронично-снисходительный взгляд на созерцающих их смертных.

Три святилища второго ряда посвящены женским божествам и обладают уменьшенными пропорциями. Их квадратные внутренние камеры имеют длину в 2,5 метра по каждой  стороне. Помимо размеров, они разнятся ещё и тем, что полностью сложены из кирпича, за исключением песчаниковых дверных рам и скульптур деватов на угловых пилястрах, которые заменяют дварапалов мужских святилищ. Деваты очень близки к стилю Бакхенг, получившему распространение спустя полтора десятка лет. Украшение всех остальных элементов выполнено в стиле резьбы по штукатурке, это справедливо даже в отношении ложных дверей, колонн и наддверных перемычек. Здесь впервые кирпичная кладка была подвергнута черновой обработке для придания основного объёма скульптуре, которая окончательно обрабатывалась уже после нанесения известкового слоя.

Помимо рельефов, в ходе расчистки были найдены образцы круглой скульптуры, которая датируется IX веком и, без сомнения, является сверстником храма. В юго-восточном прасате находилась статуя Шивы, а в центральном святилище второго ряда обнаружили обезглавленную женскую скульптуру. Все статуи были переданы в запасники музеев в Сиемреапе и Пномпене.

По всей видимости, храм получил своё современное название от трёх скульптур Нандина, установленных напротив лестниц с восточной стороны общей платформы святилищ. Они не представляют особой художественной ценности и повторяют подобные изображения, которые можно увидеть во многих памятниках Ангкора.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве