Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Окрестности Ангкора''




Лолей

Годы строительства:

893 г.

Религия:

индуизм (культ Шивы)

Король:

Яшоварман I (посмертное имя Парамашивалока)

Стиль:

Прэах Ко/Бакхенг

Анастилоз:

не применялся

Местоположение:

15 км. юго-восточнее города Сиемреап

Продолжительность визита:

не менее получаса

Время визита:

в течение дня

Прежде со всех сторон окружённый водой, сегодня храм Лолей находится в плотном кольце современных построек буддистского храма. Ещё один заслуживающий внимания памятник группы Ролуос расположен в полутора километрах пути на север от восточного входа в Прэах Ко.

Его судьбу повторил чуть позже Восточный Мебон. По восшествии на трон новый король Яшоварман I повелел воздвигнуть в центре водохранилища Индрататака, созданного его отцом, храм Лолей, посвящённый своим родителям, обожествлённым в образе Шивы и Парвати. По тем временам барай Индрататака, имевший размеры 3800 метров в длину и 800 метров в ширину, был крупнейшим рукотворным озером не только в Камбуджадеше, но и во всём древнем мире. Спустя менее века, Раджендраварман II построил, посреди возведённого Яшоварманом I ещё более грандиозного Восточного Барая, храм Мебон, чьи пять святилищ также были посвящены его обожествлённым родителям в образах Шивы и Парвати.

Найденная стела с эпиграфическими надписями сообщала, что этими храмами посреди барая Индрататака Яшоварман I основал первый из многих однотипных скитов, носящих название Яшодхарашрамов, которые принялись строить по его приказу с первого же года по восшествию нового короля на трон.

Вид памятника омрачают не только различные постройки Вата, но и та бесцеремонность, с которой монахи взялись за его благоустройство. Были перестроены и снесены некоторые важные части, сочтённые «лишними». Эти изменения коснулись, в основном, террас и мостовых, в результате чего были полностью уничтожены следы оригинального плана храма.

Весь остров имел размер, примерно равный 80 метрам в направлении с севера на юг и 90 метрам с востока на запад. Высота подпорной стены его основания составляла около 2,4 метра и строилась с тем расчетом, чтобы в сухой сезон вода полностью покрывала первые ступени осевых лестниц. Ширина набережной равнялась приблизительно 9 метрам и была с внутренней стороны ограничена оградой храма. Весь внутренний двор теперь засыпан землёй в уровень верхнего края внешних стен, которые взяли на себя роль подпорной стены верхней платформы, скрывшей в своей толще и общий цоколь башен, и развалины других сооружений храма.

Центральная композиция стояла на двухъярусном профилированном цоколе, с четырёх сторон прорезанном осевыми лестницами с парапетами, которые украшали скульптуры львов и рельефные водоотводы. Некоторые скульптуры можно увидеть непосредственно у башен и в стороне, стоящими под сенью деревьев.

Расположение прасатов напоминает план храма Прэах Ко. Святилища восточной стороны преобладают своими размерами, хотя все башни имеют четырёхъярусные ложные своды и различаются только пропорциями. Юго-западное святилище почти полностью разрушено, наиболее полно сохранился прасат в северо-восточной части. По всей видимости, две из шести башен были либо разрушены, либо не были построены. Оставшиеся четыре прасата покрывала рельефная штукатурка, в отличие от Прэах Ко исчезнувшая.

В Лолей можно разглядеть многие черты Прэах Ко, за исключением дверных косяков, как в Баконге, вырезанных их монолитных блоков. Здесь и пилястры прасатов, украшенные изображениями дварапалами на первой линии святилищ и деватами на второй, и пышные арки их ниш, и сама техника вставки песчаниковых панно в кирпичную кладку. Деваты очень близки по своему художественному исполнению к стилю Бакхенг и очень хорошо сохранились. Декоративная отделка панелей ложных дверей, с регулярным рисунком в виде фигурок, имеет в сравнении с Баконгом гораздо больше мелких деталей и отличается тщательнейшей их проработкой. Наметившийся отход от традиций деревянного зодчества приводит к исчезновению маскаронов, имитирующих дверные ручки.

Орнаментация наддверных перемычек продолжает восхождение к высотам мастерства, отличаясь безупречно построенной композицией и живыми мотивами рисунков. Несмотря на то, что юго-восточная башня обрушилась в 1966 году и погребла под обломками часть рельефов, оставшиеся их образцы дают представление о направлении поступательного движении кхмерского искусства в этот период. Над дверным проёмом северо-восточного святилища в центре композиции находится Индра на Айравате в окружении крошечных фигурок, уплотняющих рисунок, а также две ветви в виде нагов, пожираемых небольшими макарами. На северном и южном фасаде изображено какое-то божество над головой Кали и любопытный мотив, повторённый в узорах перемычек Восточного Мебона и Баксей Чхамкронга, где Ганеша восседает на своём хоботе, превращающемся в вахану. Восточная перемычка северо-западной башни с очень сложным орнаментом, вырезанным в технике высокого рельефа, увенчана изумительным фризом в виде аскетов в молитвенных позах и пляшущих на лотосовых бутонах апсар.

Внутренние камеры святилищ слишком просторны для кирпичных ложных сводов. Нет ничего удивительного, что большинство из них обрушилось. Длина стен в прасатах первого ряда и второго рядов составляет, соответственно, около 4,5 метров и 4 метров. На их дверных косяках имеются эпиграфические надписи, а обрамляющие дверные проёмы колонны украшены очень сложным рисунком, детали которого становятся всё тоньше.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве