Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''По пути в Ангкор Тхом''




Пном Бакхенг

Годы строительства:

между 889 и 907 г.

Религия:

индуизм (культ Шивы)

Король:

Яшоварман I (посмертное имя Парамашивалока)

Стиль:

Бакхенг

Расчистка:

Анри Маршаль в период с 1919 по 1930 гг. Исследования Виктора Голубева в 1931-1934 гг.

Анастилоз:

не применялся

Продолжительность визита:

около часа

Время визита:

в течение дня; можно сделать хорошие снимки Ангкор Вата на закате или на рассвете

На расстоянии около девятисот метров от храма Та Прохм Кель и приблизительно в четырёхстах метрах от южных ворот Ангкор Тхома, слева от дороги находится просторная площадка с рядами сидений и трапом для посадки на слонов. Отсюда начинается широкая лестница, ведущая на вершину естественного холма, высотой приблизительно шестьдесят пять метров. Около 890 года вокруг него развернулось грандиозное строительство нового города, который получил имя Яшодхарапура («Святой город») и стала первой имперской столицей в районе Ангкора. Квадратный в плане, он был с каждой стороны окружён стенами длиною более чем четыре километра.

В 889 году трон наследует король Яшоварман I. Его отец хотел видеть сына идеальным королём и дал ему блестящее для своего времени образование. Эпиграфическая надпись сообщает, что помимо присущих ему религиозности и искреннего увлечения философией, Яшоварман I «…прилежно занимался различными видами искусств. Он обладал четырьмя качествами: энергией, знаниями, добродетелью и последовательностью».

Воспитанное стремление к идеалу во всём, Яшоварман I реализует при строительстве новой столицы, призванной затмить не только не имевшую единого градостроительного плана Харихаралайю, не просто воплотиться в идеальный город, но соответствовать религиозной символике и отвечать представлениям индуистской космогонии. Молодой король страстно желал обрести свою Меру и свою Гангу.

Холм Пном Бакхенг стал идеальным местом для возведения нового государственного храма. Отсюда открывается изумительный вид на окрестности Ангкора и на две другие доминирующие на равнине вершины, тоже увенчанные храмами Яшовармана I. Это Пном Кром, находящийся у самой кромки озера Тонлесап на юге, и Пном Бок к северо-востоку отсюда. Пять прасатов, венчающих верхний уровень его пирамиды, воплотили собою пять вершин священной горы Меру, так впервые в кхмерской архитектуре появилась схема размещения башен в шахматном порядке. Вскоре и Ганга стала нести свои воды вдоль восточной границы города, для чего пришлось проложить новое русло реки Сиемреап, отклонив его в западном направлении почти на 3,5 километра.

Строительство храма началось практически сразу по восшествии Яшовармана I на престол и продолжалось до 907 года. Первоначально холм был окружён прямоугольным рвом размером 652,5 на 435 метров (1500 на 1000 хатов) и стенами с входными гопурами. По направлению каждой из сторон света от вершины спускались широкие лестницы. Теперь с восточной стороны холма, справа от дороги, можно различить едва заметные следы фундамента некогда стоявших здесь гопур и ограждений. Восточная лестница находится в ужасном состоянии и фактически разрушена корнями деревьев, сдвинувшими камни с мест. Подъём по ней закрыт. С трёх других сторон холма растительность полностью поглотила ступени, оставив отдельные разрозненные фрагменты. Камни стен, гопур и лестниц использовались для строительства буддистских сооружений в более поздний период.

Стремление к совершенству побуждает к творческим поискам в архитектуре и скульптуре. При Яшовармане I распространяется новый стиль, получивший название Бакхенг. Резьба приобретает большое количество стилизованных элементов и становится более глубокой и объёмной. Тем не менее, за исключением декора главных элементов, таких как цоколи, карнизы, угловые и опорные колонны, некоторые его характерные черты сохранили много стандартных решений в орнаментации и стереотипов в построении композиции, которая была более чёткой и энергичной в стиле Кулен или же более насыщенной и затейливой в стиле Прэах Ко. Всё более пышная орнаментация храмов требовала применения новых строительных материалов и технологий. Резьба по отштукатуренной поверхности стен кирпичных прасатов регламентирует высоту рельефа, не позволяя достигнуть требуемого объёма, глубины орнамента. Использование песчаниковых вставок во многом устранило данное ограничение и позволило позже развить стиль, но при декорировании храма Пном Бакхенг ещё чувствуются рудименты прежних технологий, ограничивающих творческую фантазию мастера своим диктатом.

Главный вход в храм Пном Бакхенг был расположен с восточной стороны. Пройдя через широкий ров и гопуру внешней ограды, посетитель оказывался перед одной из четырёх монументальных лестниц, ведущих к вершине холма. Изваяния львов, обрамлявшие их, справедливо относятся к лучшим, наиболее достоверным изображениям этих животных в кхмерском искусстве. В большинстве своём они были утрачены, но на террасах храма есть неплохо сохранившиеся образцы этой скульптуры. Здесь некогда обитала буддистская община, предпринявшая трагически прискорбную перестройку и использовавшая колонны и линги в качестве опор для навеса над сооружённым ими навесом над отпечатком стопы Будды. Затем путь проходил через гопуры внутренней ограды размером примерно 190 на 120 метров (435 на 275 хатов) и продолжался между двумя библиотеками. Первоначально вход в них был расположен с восточной стороны, но позже в западной стене были устроены дополнительные входы. Наконец, перед посетителем открывались пять уступов храма.

Как храм-гора, Пном Бакхенг символизирует вершину Меру с семью уровнями небес или сапта-лока (от санскритского сапта - «семь» и лока – «мир», «вселенная»). Основание холма – самый нижний мир, бхур-лока, населённый людьми, а самый верхний пятый ярус храма воплощает сатья-локу, мир Брахмы, в котором обитают праведники, избавленные от чреды дальнейших перевоплощений. Посвящение культу девараджи наполняет каждую его деталь сложным магическим и эзотерическим символизмом. Пном Бакхенг насчитывал 108 прасатов, особым образом расположенных вокруг центрального святилища. 44 прасата располагались у основания пирамиды. 60 малых прасатов были установлены по 12 на каждой из террас. 4 прасата окружали центральную башню, венчая верхний ярус Бакхенга. В метафизическом смысле, главный прасат был тождественен всем остальным. Он заключал в себе лингу, которая, в свою очередь, отмечала бинду – точку зарождения и исчезновения бытия, начало пространства и времени. Его уникальность подчёркивалась ещё и тем, что он единственный имел четыре входа. Прасаты, окружающие главное святилище, имеют по два входа на восточную и западную стороны. У остальных башен изначально был только один восточный вход.

Число 108 имеет сакральный смысл и считается универсальной вселенской константой во всех ведических религиях. Девять планет солнечной системы движутся через двенадцать зодиакальных созвездий, каждое из 27 лунных созвездий (накшатр) состоит из 4 частей, в древних текстах сообщается, что вселенная построена из 108 элементов, мантры следует повторять по 108 раз в день, поэтому буддистские чётки состоят из 108 бусинок. Это число кратно двенадцати знакам Зодиака в индийской астрологии и двенадцати годовым циклам китайского календаря. В ведическом летоисчислении огромное значение имеет также самватсара, шестидесятилетний цикл, взаимоувязывающий движения Юпитера и Сатурна. Таким образом, 5 ярусов пирамиды Пном Бакхенга с двенадцатью прасатами на каждом из них, символизируют земной год, юпитерианский год, длящийся 12 земных лет, и самватсару.

Пирамида Пном Бакхенга имеет чёткие геометрические очертания и представляет собой пропорционально уменьшающиеся к вершине террасы общей высотой 13 метров. Длина основания первого яруса чуть превышает 76 метров (175 хатов), а длина верхней террасы, повторяя мистическую цифру, составляет ровно 108 хатов, то есть 46,98 метра. Строгие обводы квадратных в плане террас прорезают крутые осевые лестницы с углом наклона в 70°. С обеих стороны их обрамляют скульптуры львов, стоящих на особых постаментах, и по два малых прасата, расположенных ещё и по углам пирамиды. У основания пирамиды были установлены сорок четыре кирпичных башни, но многие из них превратились в руины. Исключая восемь сдвоенных осевых прасатов, предваряющих лестницы, все они находились на одном уровне и имели двери с восточной стороны. Уже в более позднее время в некоторые были проланы дополнительные западные входы.

Пять центральных башен храма полностью сложены из песчаниковых блоков. Святилище, вмещавшее королевскую лингу, имеет диаметр около 8 метров (18 хатов), тогда как размер других четырёх башен немного скромнее и составляет приблизительно 6 метров (14 хатов) в диаметре. Новые технологии неотвратимо влекут за собой проявление «детских болезней», при строительстве Пном Бакхенга избежать их тоже не удалось. Архитекторы попытались использовать здесь опыт деревянного зодчества. В результате неудачного эксперимента башни пострадали от воздействия времени и их ложные своды оказались полностью утраченными. Тем не менее, украшающие стены святилищ барельефы просто великолепны. Очень живописен тонкий растительный орнамент пилястр и декоративные пояса внешних углов стен, исполненные в виде волют. Особенно восхищают изображения деват, выполненные с исключительным искусством. Их позы естественны и грациозны. Это удивительно, поскольку в более поздних стилях по неизвестной причине появилась несуразная постановка ступней ног. Фигурки деват обрамляют арки. На изящные колонки опираются извивающиеся тела двух сцепившихся хвостами макар, изрыгающих из пастей ветви, переходящие в пышный и запутанный растительный узор тимпана. Ещё выше порхают несколько апсар. Регулярный рисунок резных шпалер изображает Шиву или над головой Калы, или в обрамлении затейливого растительного орнамента. Эти изображения были очень характерны для многих стилей кхмерского искусства в ангкорский период. На западном косяке северной двери главного прасата сохранилась эпиграфическая надпись, относящаяся к периоду правления короля Джаявармана V (968 - 1001), свидетельствующая о том, что Пном Бакхенг был построен королём Яшоварманом I.

Центральные башни были построены с особым тщанием и благоговейным трепетом. Их основанием является платформа размерами приблизительно 31 на 31 метр (71 на 71 хат) и высотой около 1,6 метра (4 хата), стены которой богато профилированы. Платформа немного смещена по оси запад-восток в западном направлении. Такое решение позволило оставить достаточно места перед святилищем для проведения церемоний поклонения деварадже. С восточной стороны храма можно отыскать ряд отверстий, находящихся друг от друга на равном расстоянии. Скорее всего, они предназначались для размещения столбов, поддерживающих шёлковый тент.

До начала работ по расчистке памятника платформа была завалена огромной грудой собранных монахами камней, которые они использовали для возведения статуи сидящего Будды, которая так и не была закончена. Для Анри Маршаля и других учёных Французской школы Дальнего Востока обнаружение центральных прасатов Пном Баконга оказалось большой неожиданностью. В результате катастрофического разрушения башен изменился первоначальный силуэт сооружения, но, к сожалению, восстановление храма методом анастилоза в обозримом будущем не планируется.

Благодаря тому, что холм Бакхенг являлся редким природным объектом равнинной части Камбоджи, естественным образом была открыта оригинальная техника возведения храмов-гор. Строительство всех подобных сооружений в дальнейшем велось сверху вниз. Вначале на месте работ насыпался искусственный холм, который срывали по мере необходимости, одновременно укрепляя склоны каменной кладкой. Для Бакхенга первая стадия попросту была пропущена, сразу началась вырубка породы и облицовка песчаниковыми блоками. С северо-восточного и юго-восточного углов, где образовались оползни, это отлично видно. Похоже, что форма холма в какой-то мере определила пропорции пирамиды, ограничив уступы до ширины менее четырёх метров. Малые прасаты, которых насчитывалось 60, занимают почти всё пространство уступа, едва позволяя перемещаться по нему. Они тоже сложены из песчаника и имеют традиционную форму, увенчанную четырёхуступчатой крышей с декоративным навершием в виде лотоса. Однако эти святилища существенно уступают в размерах прасатам, стоящим у основания пирамиды. К тому же, восточное расположение входа делает почти невозможным доступ в прасаты на западной стороне храмовых террас.

У подножия пирамиды находятся три из четырёх изображений белого быка Нандина, ваханы Шивы. Скульптуры, помещённые ранее с каждой стороны света, символизировали вездесущность божества. Здесь же можно увидеть прямоугольный каменный резервуар размерами приблизительно 1,3 на 0,9 метра (3 на 2 хата) с дренажными отверстиями в днище. Он был извлечён из внутреннего колодца храма, где был установлен на глубине двух метров. По мнению Жоржа Кёдеса, он мог выполнять погребальные функции, являясь саркофагом для праха девараджи.

Осмотреть храм можно в любое время дня, но лучше всего подняться сюда либо рано утром, до рассвета, либо ближе к закату, чтобы полюбоваться уходящим в воды Западного Барая светилом, окрашивающим в золото и багрянец башни Ангкора. Справа от холма начинается довольно пологая тропинка, делающая прогулку на вершину не слишком утомительной, зато продолжительной по времени. Пройдя по тропе около 300 метров, при желании можно немного сократить путь, поднявшись по дикому и достаточно крутому северному склону, лавируя между норками пауков. Наилучшим же способ подъёма, давно уже ставшим классикой, является незабываемая прогулка верхом на слонах по извилистой «слоновьей тропе», петляющей с южной стороны холма. Несмотря на довольно высокую стоимость, переполненными впечатлениями окажутся не только дети, но и взрослые.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве