Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Второе рождение Ангкора''




Второе рождение Ангкора

В середине XVIII века Камбоджа официально признала над собой двойной сюзеренитет королевств Аютия (Сиам) и Вьетнам, и хотя борьба за независимость не ослабевала, это была история быстрого угасания некогда великого королевства и её многострадального народа. Ратификация франко-камбоджийского договора о протекторате, подписанного королём Нородомом (1860 - 1904) в 1864 году, принесла мир в страну, непрерывно находившуюся в состоянии войны больше двухсот лет. Аютия оставила свои притязания на Камбоджу, но платой за это стала аннексия провинции Баттамбанг и Ангкор. Вьетнам сам признал протекторат Франции, тем самым навсегда оставив нерешённой проблему южных провинций, исторической житницы, Камбоджи, расположенных в дельте Меконга. Как бы ни были унизительны условия мира, он обеспечил сохранение нации и условия её возрождения.

В 1850 году, впервые за много лет, Ангкор Ват, ставший к тому времени прибежищем буддистских монахов, вновь увидел христианский миссионер Шарль-Эмиль Буйево (1823 - 1913), который издаёт в 1854 году первую книгу о своём путешествии в Индокитай. Его рассказ о приключениях оказался столь популярен, что в 1858 году выходит в свет второе издание. В своих записках о путешествии, Анри Муо, посетивший Ангкор в 1860 году, упоминал о книге Буйево, но именно ему молва приписала славу «первооткрывателя» Ангкора. Возможно, в этом есть какая-то историческая справедливость, ведь Муо не просто был потрясён увиденным, но и сумел передать свой искренний восторг в книге, опубликованной в 1863 году, уже после его смерти. Это восхищение Ангкором возбудило интерес не только публики, но и серьёзный исследователей. Вслед за Буйево и Муо в Ангкор отправились немецкий этнограф Адольф Бастиан (1826 – 1905) и британский фотограф Джон Томсон (1837 – 1921), сделавший в 1866 году первые невероятные снимки храмов Ангкора, ещё более подхлестнувшие волну интереса. В том же году, в рамках организованной Эрнестом Дударом де Лагре (1823 – 1868) Комиссии по исследованию Меконга, которую он возглавил, проводится подробное изучение некоторых памятников Ангкора. В 1873 году Луи Делапорт, участвовавший в этой экспедиции, опубликовал отчёт по её результатам в книге «Путешествие в Камбоджу. Кхмерская архитектура», второй том которой, называвшийся «Живописный альбом», стал сборником его акварелей. На Парижской выставке 1878 года публике были представлены некоторые произведения кхмерской скульптуры и гипсовые слепки с барельефов Ангкора из личной коллекции Делапорта. В то же самое время голландец Хендрик Керн (1833 – 1917) расшифровал первые эпиграфические надписи. Вслед за этим учёными последовали Этьен Эймонье (1844 – 1929), Огюст Пави (1847 – 1925), Люсьен Форнеру (1846 – 1906), генерал Леон де Бейлье (1849 – 1910) и многие другие, предпринявшие в течение XIX века колоссальные усилия для расширения знаний о памятниках Ангкора.

Этому беспримерному исследовательскому энтузиазму не хватало общей научной направленности и координации. Решением парижской Академии надписей и изящной словесности учреждается Археологическая миссия Индокитая, и в декабре 1898 года генерал-губернатор Поль Думер (1857 – 1932) принимает это решение к исполнению. Через два года миссия была преобразована во Французскую школу Дальнего Востока (Ecole Francaise d'Extreme Orien – EFEO). Перед ней была поставлена цель изучения с исторической, искусствоведческой, культурологической и лингвистической точки зрения наследия государств и народов, входивших в Индокитайский Союз, а также составления перечня памятников материальной культуры и обеспечения мер по их защите и сохранению. Под просвещённым руководством первых директоров школы Луи Фино (1864 – 1935) и Альфреда Фуше (1865 – 1952), Этьен де Лажонкьер (1861 – 1933), Анри Парментье (1871 – 1949) и Шарль Карпо (1870 – 1904), начали методичные исследования памятников Ангкора. Несмотря на плачевное состояние некоторых сооружений, никаких практических шагов по их спасению невозможно было предпринять в силу того, что формально все они находились на территории Сиама.

По договору 1907 года сиамцы возвращают аннексированные веком раньше провинции, что, наконец, открывает возможность для скорой, решительной и продуктивной деятельности по исследованию и сохранению памятников Ангкора. И первостепенная задача заключается, прежде всего, в расчистке и консервации нескольких десятков сооружений. Эту колоссальную работу возлагает на себя Жан Коммай, погибший от рук грабителей в 1916 году, спустя 8 лет после начала работ, которые велись в невероятно сложных условиях. Расчистка памятников проводилась вручную, без каких-либо технических средств. Его сменил Анри Маршаль (1876 - 1970), а затем Жорж Труве (1902 – 1935), также трагически погибший.

В 1936 году должность инспектора отдела и куратора археологических памятников Ангкора получает Морис Глез (1886 – 1964), интерес которого распространяется на множество храмов, а деятельность становится поистине многогранной. Он занимается вопросами расчистки, проведения археологических раскопок, осуществляет частичную реставрацию методом анастилоза входного павильона Прэах Палилай и главного святилища Баконга. Накопленный практический опыт работы позволяет ему приступить к анализу методологических процессов восстановления и, в частности, сосредоточиться на вопросах адаптации технологии анастилоза к восстановлению кхмерских памятников. Он публикует насколько архитектурных монографий по храмам Пном Кром, Прэах Палилай, Неак Пеан и, после Коммая, Маршаля и Парментье, составляет свой, наиболее удачный из всех, путеводитель по Ангкору, переведённый на многие языки и выдержавший 5 изданий в одной только Франции. После введения Анри Маршалем метода анастилоза в качестве основного способа восстановления кхмерских храмов, Морису Глезу удалось адаптировать его к имеющимся ресурсам и состоянию каждого сооружения. Систематизация данных, накопленных в ходе работ по реконструкции, помогла добиться лучшей точности датировки памятников, обобщить знания о технологии строительства, существенно продвинуться в понимании значения храмовой архитектуры для кхмерской цивилизации.

Для многих учёных, работавших во Французской школе Дальнего Востока, Ангкор был не просто объектом исследования, он стал делом всей их жизни. Эти люди приезжали в Камбоджу для того, чтобы вернуть её народу историческое наследие, а миру – один из величайших памятников цивилизации, и не считались с вполне реальными опасностями и лишениями. Они взваливали на себя и тащили неподъёмную ношу, не гнушаясь никакой работой. Руководители и подчинённые работали в одной команде, не только за письменным столом, но и на расчистке, на раскопках, в полевых условиях. Необходимо с благодарностью вспомнить всех сотрудников Французской школы Дальнего Востока. Огромная заслуга в руководстве на посту директора принадлежит Клоду Мэтру (1876 – 1925), Леонарду Оруссо (1888 – 1929), Жоржу Кёдесу (1886 – 1969), сменивших Луи Фино и Альфреда Фуше, а также Жану-Иву Клайе (1896 – 1979), работавшего в качестве главы археологической службы. Неоценимый вклад в дело исследования и сохранения памятников Ангкора внесли члены Французской школы Дальнего Востока Виктор Голубев (1878 – 1945), Поль Мю (1902 – 1969), Пьер Дюпон (1908 – 1955). В постоянном плодотворном сотрудничестве со Школой работали Генеральный инспектор искусств Индокитая Жорж Гролье (1887 – 1945), погибший в японских застенках, хранитель музея Гиме Филипп Штерн (1895 – 1979) и мадам Жильберта де Кораль-Ремюза (1903 – 1943).

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве