Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Второе рождение Ангкора''




Консервация и реставрация

Начиная свою деятельность, Луи Фино ещё не представлял, какую грандиозную работу предстоит выполнить. Район Ангкора всё ещё оставался плохо исследованным, и к 1907 году были обнаружены лишь самые крупные памятники, сосредоточенные на относительно небольшой территории.

Задачами первоочередной важности являлась инвентаризация сооружений и их консервация, требовавшая немедленной расчистки храмов от растений, продолжавших свой разрушительный рост, а также от груд земли и камней. Камни, упавшие с вершин сооружений, следовало систематизировать в соответствии с местом их падения, рассортировать и обеспечить хранение для последующего использования при реконструкции. Всё это представляло невероятно сложную задачу, поскольку инфраструктура организации ещё не сформировалась, отсутствовали средства механизации, не было никакого опыта проведения подобных работ, а некоторые храмы находились в столь ужасном состоянии, что могли обрушиться в любой момент.

Раскопки показали, что разрушение подавляющего числа построек не может быть отнесено к причинам, связанным с ущербом, нанесённым завоевателями или вандалами. Сооружения были обречены медленной смерти в результате неконтролируемого роста растений, являвшихся 500 лет назад парками Ангкора. Разносимые ветром, животными и птицами, семена укоренялись в расщелинах, с их ростом начиналось медленное разрушение кладки. Некоторые деревья и лианы росли на крышах и башнях, уходя корнями на несколько десятков метров вниз. Необходимо было не просто устранить угрозу для здания, но устранить её так, чтобы не вызвать новых разрушений. Порою корни и стволы становились естественными подпорками для стен и перекрытий. Исследователям приходилось решать сложную задачу, ведь уничтожение растения или его сохранение временами было одинаково губительно для памятника.

Всякие соображения эстетики были отброшены. Подпорки, стяжки, опорные балки устраивались только из соображений их прочности и надёжности. Эти временные меры, как это часто случается, становились единственным решением проблемы на десятки лет. Работа сотрудников Французской школы Дальнего Востока прерывалась во время Второй мировой войны, в годы борьбы за независимость Камбоджи, войны во Вьетнаме, коммунистических экспериментов Пол Пота, десятилетней партизанской войны «красных кхмеров». Даже сегодня в отдалённых храмах можно встретить эти заплатки, поставленные в начале XIX века.

К тридцатым годам прошлого века принципы кхмерского градостроительства и архитектуры перестали быть белым пятном. Расчистка храмов позволяла проводить обмеры, составлять планы и чертежи, осуществлять необходимые исследования для выполнения не только работ по консервации, но и для полноценной реконструкции. Был накоплен огромный теоретический материал о технологиях строительства и применяемых материалах. Учёные уже знали достаточно секретов, способных оживить Ангкор и были уверены в необходимости этого, поскольку храмы продолжали разрушаться даже после соблюдения всех мер, направленных на их сохранение.

Широко использовавшаяся практика стилистической реставрации, к концу XIX века выявила общую неудовлетворённость её результатами. С ростом количества сооружений, отреставрированных подобным методом, публика всё яснее осознавала произошедший обман, преднамеренную подмену подлинного памятника древности бездушной копией. Обобщая общественное мнение по поводу самой известной в своё время реставрации замка Пьерфон, Анатоль Франс писал:

«Я убежден, что реставрация, предпринятая в 1858 году Виолле-ле-Дюком и законченная в дальнейшем по его чертежам, вполне обоснована. Я уверен, что вышки замка и все внешние оборонительные сооружения приняли свое былое обличье. Но старые камни, старые свидетели прошлого исчезли, и перед нами уже не замок Людовика Орлеанского, а модель этого старинного замка в натуральную величину. Руины разрушили, а это - своего рода вандализм»

Во многом уникальные методы, используемые кхмерами при возведении храмов, предполагали однозначный вывод о том, что памятники Ангкора не могут восстанавливаться известными методами: получить подлинно кхмерское сооружение можно лишь заново построив его от фундамента до крыши с соблюдением традиционных технологий и используя подлинные элементы.

В начале XX века под руководством Николая Баланоса, и с применением метода, возрождённого им же, проводится реставрация памятников афинского акрополя. Этому методу он даст название анастилоз, в переводе с греческого означающее, «вновь возвести». По сути, метод был именно тем, что искали реставраторы Ангкора. Баланос, опробовавший его при восстановлении рухнувшей части Парфенона и повторном восстановлении храма Ники, так описывает его суть:

«Анастилоз состоит в восстановлении или реконструкции памятника его собственными материалами и в соответствии с его методами строительства. Анастилоз позволяет сдержанно и обоснованно применять новые элементы взамен недостающих камней, без которых невозможно водрузить на прежнее место оригинальные детали».

В применении к реалиям Ангкора, после освобождения храма из растительного плена и очистки значительной территории вокруг него, начинался процесс детального документирования. Проводились тщательнейшие обмеры, делались рисунки, чертежи, наброски и бесконечные фотографии, фиксировалась и описывалась последовательность всех действий. Найденные в ходе расчистки камни и детали, первоначальное расположение которых невозможно было установить, классифицировались по элементам и возможному предназначению. После чего создавался предварительный проект демонтажа сооружения, планировалась последовательность проведения работ. Анастилоз рекомендовался для сооружений, построенных из крупных блоков. Но в кхмерской архитектуре присутствуют элементы различных размеров, учёт которых со временем становится чрезвычайно сложной задачей. Головоломка осложняется ещё и тем, что большинство блоков подгонялось под конкретное место, они не были унифицированы подобно кирпичам, следовательно, не были взаимозаменяемы. Необходима была адаптация метода, учитывающая эту особенность, а кроме того следовало принять ко вниманию отсутствие опыта и квалифицированных рабочих, тропический климат, особенные технологии строительства и множество других важных факторов.

Поездка Анри Маршаля на Яву, где в 1907 – 1911 году голландскими археологами проводилась реконструкция методом анастилоза храма-горы Боробудур, рассеяла все сомнения. После осмотра храма, он был абсолютно убеждён в необходимости использования того же метода для реставрации храмов Ангкора. Первым храмом, подвергнутым реставрации, стал Бантей Срей. К концу 1931 года он был полностью разобран по рядам кладки, все элементы которой тщательно нумеровались, а затем вновь собран. Применение бетона и цемента допускалось только там, где без связующих и надёжных опорных элементов невозможно было обойтись, но их использование было тщательно замаскировано. В основном, скрепление блоков производилось при помощи металлических скоб, обеспечивающих надёжную связь. К счастью, почти все первоначальные элементы конструкции были идентифицированы и нашли своё место. Работы продолжались до 1936 года, и их результат стал триумфом.

За Бантей Среем последовали Баконг и Бантей Самре, гопуры Прэах Палилая, Неак Пеан, Ворота Победы, южные и северные ворота Ангкор Тхома с входными балюстрадами, центральные башни Байона, Восточный Мебон. Почти все дальнейшие работы по реконструкции памятников методом анастилоза велись под руководством вездесущего Глеза.

Главной задачей археологов являлось сохранение памятников кхмерского искусства для потомков. Их не интересовало исчезновение драматической романтики сказочного мира Джона Томпсона, запечатлённого на его фотографиях. Но если бы споры вокруг этого не велись до сих пор, вряд ли сегодня можно было увидеть Та Пром, заросший гигантскими деревьями, который несомненно является самым посещаемым местом Ангкора.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве