Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Второе рождение Ангкора''




Русский Ангкор

Появление в конце декабря 1920 года во Французской школе Дальнего Востока этого человека ознаменовало собой новую эпоху в её истории. Здесь его называли не иначе, как господин Голу, с ударением на последнем слоге, как это принято во французском языке. Учёный востоковед с мировым именем, археолог, историк искусства, невероятно обаятельный, разносторонне талантливый, он много сделал для изучения искусства Камбоджи, опубликовав по одной только этой тематике более 50 научных работ. В сферу его интересов входило изучение светской и храмовой архитектуры, скульптуры, декоративного искусства, эволюции средневекового кхмерского искусства под индийским, китайским и яванским влиянием и обратное его влияние на искусство Индии и Шри-Ланки.

Виктор Викторович Голубев родился в 1878 году в Петербурге. Его отец, талантливый инженер-путеец, крупный предприниматель и меценат сумел обеспечить благосостояние семьи. От отца он унаследовал страсть к коллекционированию произведений искусства, а от дяди, Александра Фёдоровича Голубева, увлечение Востоком. Изначально пойдя по стопам отца, Виктор Викторович очень быстро осознаёт невозможность для себя карьеры инженера. Он полностью увлечён искусством, и после окончания в 1901 году физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, отправляется в Гейдельбергский университет, где готовит и успешно защищает диссертацию «Трагедии Мариво в немецких переводах XVII века». Помимо докторской степени, он получает диплом магистра свободных наук со специализацией в области археологии и истории искусств. Виктор Викторович много путешествует по Востоку, занимается полевыми наблюдениями, коллекционированием, начинает издательскую деятельность и организует выставки восточного искусства в музее Чернуски. Результаты его научной экспедиции в Индию и на Цейлон в 1910 - 1911 годах были высоко оценены не только широкой публикой, но и французским правительством. Здесь он вырабатывает собственную методику работы с полевым материалом, которую позже с успехом применит в Камбодже и во Вьетнаме. Очень скоро молодой учёный становится признанным специалистом по истории буддистского и светского искусства Индии и Дальнего Востока, знакомится с известными французскими ориенталистами.

Начало Первой мировой войны и весть о всеобщей воинской мобилизации застаёт его в Париже. Вскоре он выезжает на франко-германский фронт и оканчивает войну в чине полковника русской армии. Храбрость Голубева была отмечена французским крестом «За боевые заслуги».

Его жизнь во Франции в значительной мере обеспечивалось наследством, оставленным ему отцом. Революция 1917 года лишила и его самого, и его близких всех средств к существованию. Бедственное положение заставляет Виктора Викторовича искать официальную должность. В 1920 году он отправляется в Индокитай в качестве нового члена Французской школы Дальнего Востока, с которой, отныне и навсегда, будет связана его научная биография.

В Индокитае Голубев с головой погружается в новую для себя область. Будучи специалистом по искусству Индии, он обнаруживает множество интересных параллелей, взаимосвязей и признаков взаимовлияния. Его тесное сотрудничество с Луи Фино и Анри Парментье позволило быстро овладеть практическими навыками и спецификой работы в местных условиях, а прекрасное знание искусства Европы, Ближнего Востока, Индии и Китая – сделаться экспертом в области искусствоведческого и культуроведческого анализа.

Первой удачей Голубева было уточнение датировки строительство Байона. Изучая вместе с Фино лики на его башнях, они поставили под сомнение гипотезу о том, что это шиваистский храм периода правления Яшовармана I (889-900). Голубев предположил, что Байон является буддистским храмом, посвящённым бодхисатве Авалокитешваре. И проведённые раскопки Неак Пеана подтвердили его догадку. Там, помимо множества изображений бодхисатвы, аналогичных ликам Байона, скульптур с характерной фигурой будды Амитабхи, возникающего из волос святого, была обнаружена статуя крылатого коня Балахи – одной из инкарнаций Авалокитешвары, встречающаяся крайне редко. Эти находки позволили связать Байон с Джаяварманом VII и скорректировать датировку его возведения почти на три века.

В 1923 году Голубев начинает изучение Ангкор Вата, используя метод составления комплексного фотоархива, успешно применённый им ещё при исследовании пещер Аджанты в Индии. По мнению Виктора Викторовича, архитектурная концепция средневекового храма, его каноническая планировка барельефы, скульптуры, росписи, инкрустации и внутреннее убранство представляли собой неразрывное единство памятника. Почти десятилетний труд увенчался выходом в 1929 – 1932 годах семитомного издания по архитектуре, орнаментации и барельефам Ангкор Вата, снабжённого более чем тысячей иллюстраций на основе его фотографий и рисунков. До сегодняшнего дня это издание заслуженно считается самой полной энциклопедией Ангкор Вата.

Летом 1932 года Голубев договорился с командующим военно-морским флотом Индокитая о предоставлении ему гидроплана, который он использует для первой серии аэрофотосъёмок региона Ангкора. Работа затянулась на несколько месяцев, но её результаты были просто бесценны. Съёмки территории позволили составить наиболее точную и подробную карту центрального района Ангкора. «Побочным продуктом» стало документальное подтверждение гипотезы Голубева о том, что центром первой столицы в районе Ангкора, Яшодхарапуры, не мог быть Байон, а являлся Пном Бакхенг. Вслед за тем проведённые раскопки с блеском подтвердили это предположение Виктора Викторовича. Здесь были обнаружены остатки укреплений города, ирригационной системы, магистрали, соединявшей Яшодхарапуру и Харихаралайю. Теория первой столицы империи в регионе Ангкора получила заслуженное международное признание, но существенно важнее стала восторженная оценка друзей и коллег, прозвавших Пном Бакхенг Голупурой, то есть «горой Голубева».

В 1936 году целью экспедиции Голубева становится изучение ирригационной системы Ангкора. Превращение этого региона в процветающий экономически развитый район было достигнуто за счёт строительства бараев. Сложная гидрологическая система сооружалась с учётом накопленного векового опыта и была практически совершенна. Вновь используя возможности аэрофотосъёмки, подтверждая свои умозаключения результатами проведения точечных раскопок, Голубев реконструирует сеть каналов, снабжавших водой Ангкор и обеспечивающих орошение более пятнадцати тысяч гектаров плодородных земель. Его рассказам с интересом внимали Чарли Чаплин и Полетт Годдар, познакомившиеся с Голубевым во время их путешествия в Ангкор.

На ночном столике у изголовья кровати, Виктор Викторович всегда держал фотографию белого дома, утопающего в тени сада. Это было сочинское имение его отца, где он гостил ребёнком. Всю жизнь этот русский француз оставался патриотом своей родины, которую так давно не посещал и которую так больше никогда не увидел. Он скончался в апреле 1945 года, на его похоронах, состоявшихся на одном из французских кладбищ Ханоя, присутствовало несколько самых близких друзей. В начале шестидесятых годов кладбище было ликвидировано, все останки эксгумированы и перевезены во Францию. Где покоится этот выдающийся человек неизвестно, точно так же, как потеряны следы его огромного архива. Лишь научные труды выдающегося учёного, память и благодарность потомков остаются жить.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве