Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Памятники Большого кольца''




Прэах Кхан

«Священный меч»

Годы строительства:

1191 г.

Религия:

буддизм

Король:

Джаяварман VII (посмертное имя Махапарамасангатапада)

Стиль:

Байон

Расчистка:

Маршаль 1927 - 1932 гг.

Анастилоз:

частичный анастилоз проведён Глезом в 1939 г., различные восстановительные работы в 1946 г.

Продолжительность визита:

не менее часа

Время визита:

в течение дня

Прэах Кхан стал вторым грандиозным ансамблем, возведённым Джаяварманом VII, и был посвящён его отцу, королю Дхараниндраварману II, изображаемому с чертами бодхисатвы Авалокитешвары. С окончанием строительства храмов Прэах Кхан и Байон завершилось воплощение в реальность великой триады буддизма. В Та Прохме теперь возносились беспрерывные молитвы во славу Праджняпарамиты, «запредельной мудрости», в Прэах Кхане молебны восхваляли Локешвару, «бога милосердия», а в государственном храме Байон служили у гигантской статуи Будды, символизирующей Будду-короля, пришедшего на смену отжившей концепции девараджи. Отныне империя приняла новую религию и обрела новую национальную идею.

По своим размерам Прэах Кхан практически не уступает Та Прохму, его стены ограждают территорию размерами около 675 на 840 метров. Но аналогии между этими памятниками возникают не только по этому поводу. Для храма характерны те же недостатки, которые были отмечены в Та Прохме. Мало того, что огромная площадь в 56 гектаров сжимается в священный внутренний двор, размерами приблизительно 60 на 70 метров, но весь он сплошь заставлен колоссальным количеством явно лишних сооружений. Бессистемная, непродуманная, лишённая гармонии застройка превратила элегантный первоначальный план в рукотворный хаос. Впечатление ужасного нагромождения построек усиливается еще и тем, что здесь беспорядочно размещены строения, воздвигнутые в разное время. Найденные на их дверных косяках надписи свидетельствуют о том, что это культовые сооружения, построенные в качестве пожертвований высокопоставленными чиновниками и знатью, которые посвящены различным персонифицированным богам. Таким образом, Прэах Кхан представляет собой нечто вроде некрополя, что совершенно не характерно для храма, зато, вполне типично для города. Так чем же на самом деле был Прэах Кхан?

Обнаруженная Глезом в 1939 году стела сообщает, что именно на этом месте король одержал блистательную победу, которая получила имя личное, «Джаяшри», и здесь же им был основан город, названный «Нагара Джаяшри». То, что этим городом был Прэах Кхан, то есть «Священный меч», доказывают рассуждения Кёдеса, писавшего по этому поводу:

«Священный меч – залог безопасности кхмерского королевства – в Таиланде продолжают называть "Джаяшри”. “Нагара Джаяшри”, что на самом деле означает “Город победоносной королевской удачи”, стала распространённым словоупотреблением для города священного меча, или по-кхмерски, Прэах Кхана».

Заметной особенностью Прэах Кхана, в отличие от построенных тем же Джаяварманом Та Прохма или Бантеай Кдей, является то, что вдоль каждой из проложенных через рвы дамб стоят балюстрады в виде богов и демонов, тянущих тело нага Васуки. Здесь, как и в далёком Бантеай Чхмар, где вновь можно встретить подобные скульптурные композиции, они являются несомненным признаками королевского города. Это ещё раз подтверждает архитектурная планировка въездов, которые не имеют ступеней и расположены на уровне земли для обеспечения беспрепятственного доступа повозкам и слонам. Отсутствие башен с изображением ликов Локешвары или внешних стен, как в Та Прохме или Ангкор Тхоме, указывает лишь на относительно более ранний период их возведения. Вероятно, именно город священного меча служил для Джаявармана VII временной столицей, до тех пор, пока продолжались работы по восстановлению и реконструкции разграбленной чамами в 1177 году Яшодхарапуры, нынешнего Ангкор Тхома.

Храмовая стела сообщает, что в 1991 году здесь была освящена статуя Авалокитешвары, получившая имя Джаявармешвара и посвящённая отцу Джаявармана VII. В том же тексте говорится:

«Поставщиков и обслуживающего персонала было 97 840 человек, мужчин и женщин, среди которых имелась тысяча танцовщиц. Восемнадцать больших праздников в году отмечались здесь с большим великолепием, кроме того, десять дней в месяц здесь тоже считались праздничными».

Если времени достаточно, лучше всего осматривать памятник в направлении с востока на запад или в обратном, по необходимости отклоняясь от основного маршрута к наиболее примечательным местам. При недостатке времени можно начать осмотр от северной гопуры храма. В любом случае, попросите водителя подождать на площадке у противоположного входа.

Перед расчисткой памятник полностью находился под властью чрезвычайно прожорливой растительности и был очень сильно разрушен. Работы выполнялась с большим уважением к взрослым деревьям, создававшим живописные виды, и не представляли опасности для посетителей памятника и его самого. Стоявшая перед Анри Маршалем основная задача заключалась в консервации храма. Однако, помимо укрепления угрожавших обрушением сооружений, команда исследователей по возможности занималась и восстановительными работами. В 1939 году Морис Глез приступил к реставрации некоторых строений методом частичного анастилоза. Ей подверглись сооружения, находившиеся в приемлемой степени сохранности или представлявшие особый интерес с архитектурной или художественной точки зрения.

Сегодня памятник легкодоступен, поскольку усилия реставраторов позволили освободить его от лишних растений и разобрать завалы из обрушившихся частей храмовых построек. С востока на запад и с севера на юг открывается бесконечная анфилада дверных проёмов, комнат, вестибюлей и галерей.

Напротив Прасата Прей начинается «дорога Фомберто», ведущая к восточной гопуре внешних стен Прэах Кхана. Она заканчивается у террасы, служившей западным причалом для лодок и плотов, отправлявшихся к храму Неак Пеан. От первоначального сооружения сохранились только фундаменты и отдельные латеритовые ступени лестницы, ведущей к воде, которую предваряли две живописные статуи гаясимха.

Отсюда в направлении Прэах Кхана открывается изумительная перспектива, отвечающая врождённой склонности кхмеров к грандиозным проектам. Широкая аллея, обрамленная придорожными столбами, ведёт к пересекающей ров дамбе с балюстрадой богов и асуров. Этот вид на полном основании может считаться одним из лучших не только в Ангкоре. Он является настойчивой аллюзией, взывающей к самым возвышенным образцам садово-парковой архитектуры, принадлежащим мировому культурному наследию. Единственный изъян, способный испортить впечатление, заключается в слишком близком расположении двух линий придорожных столбов друг к другу, по причине чего они загораживают собой, а не дополняют, балюстраду богов и асуров.

Аллея, длиною около 115 и шириною 10 метров, продолжается с западной стороны храма, где она едва заметно короче. Так зодчие обозначили главную ось храма: на севере и юге есть только балюстрады богов и демонов.

Верхняя часть каждого придорожного столба со всех четырёх сторон несла изображение Будды, помещённое в украшенную фигурную нишу. Во время шиваистской реакции в начале XIV века почти все они были методично уничтожены. Лишь в самом конце аллеи с восточной стороны храма сохранились два из них. Нижнюю часть песчаникового столба украшают оскаленные монстры в позах атлантов.

Тройные гопуры внешнего периметра стен не столь монументальны, как ворота Ангкор Тхома, тем не менее, в них явно угадывается первообраз этих сооружений. Центральная башня гопуры, имеющая четыре яруса и мощное завершение в виде лотосового бутона, преобладает над боковыми башнями с двухъярусными сводами. Ворота главной башни настолько велики, что там способны были разъехаться встречные повозки. Боковые входы предназначались для пешеходов, поэтому к ним ведут ступени. В оформлении гопур легко угадываются все признаки стиля Байон. Это и растительные орнаменты с преобладанием завитков, и небольшие фигуры деватов на угловых пилястрах и плоскости снег, и ложные окна с приспущенными жалюзи. Неизменные торжествующие победу над нагами гаруды приобрели гипертрофированные размеры. Песчаниковые панно пятиметровой высоты с их изображениями установлены с каждой стороны латеритовой стены по всему периметру стен на протяжении более 3000 метров и повторяется с регулярностью в 50 метров. Углы отмечены особенными фигурами гаруд. Одна из них, расположенная на северо-востоке, была полностью восстановлена и предстаёт во всём своём великолепии. Ради этого стоит совершить специальную прогулку снаружи ограды от северных ворот храма.

При расчистке восточной гопуры был найден один из прекраснейших образцов кхмерской скульптуры. Коленопреклоненная Праджняпарамита сегодня находится в музее Гиме в Париже, а в Национальном музее Камбоджи в Пномпене хранится её точная копия.

По дороге ко второму поясу ограждений храма, с северной стороны, находится «дом с огнём», как он именуется в эпиграфических надписях. Такие сооружения предназначались для отдыха паломников и располагались на расстоянии 12-15 километров друг от друга на всех дорогах империи. Многие храмы также обладали постоялыми домами, стоявшими обычно в ограде, севернее восточного входа. Это здание относится к числу немногих, что практически не тронуло время. Оно напоминает своим видом аналогичное сооружение Та Прохма и демонстрирует характерно толстые стены и окна с двумя рядами балясин. Лишь стены подобной толщины способны выдержать вес ложных сводов с беспрецедентным пролётом шириной в 4,7 метров.

Вскоре дорога приводит к огромной ширины двухуровневой террасе со скульптурами львов и нага-балюстрадой в стиле Байон. Она предваряет гопуру с пятью входами. Три её башни и два боковых прохода вытянуты по фронту почти на 100 метров. Все её части связаны между собой открытой наружу галереей и окнами. Глухая стена, выходящая во внутренний двор, украшена изображениями деватов и ложными окнами с приспущенными жалюзи. К югу от главного входа природа демонстрирует свой очередной каприз. Пара сплетённых деревьев облюбовала своды, рухнувшие под их тяжестью, подменив своими корнями опоры колонн. Одно из них погибло и его пришлось спилить. Сегодня огромный пень медленно доживает свой век, разрушаясь во влажном климате Камбоджи.

Главный вход гопуры ведёт к уже знакомому по Та Прохму и Бантеай Кдей строению, которое в одной из эпиграфических надписей называется «королевским дворцом». Его глузие внешние стены создают внутреннее пространство, которое четыре ряда колонн, служащих основанием для перекрещивающихся в центре ложных сводов галерей, делят на четыре крохотных дворика. Большинство колонн по-прежнему остаются стоять на своих местах, хотя их своды рухнули. В нижней части колонны украшены цветами лотоса, а чуть выше находятся изображения апсар, также присутствующие на фризах и наддверных перемычках. Такое обилие небесных танцовщиц укореняет мысль, что это помещение использовалось как зал для ритуальных танцев.

С севера и юга к залу ритуальных танцев примыкают широкие песчаниковые мостовые с нага-балюстрадой, связывающеё входы гопуры второго пояса ограждения, галереи третьего пояса и некоторые другие здания. На севере находится уникальное двухэтажное сооружение, единственное в Ангкоре, напоминающее те, что встречаются в Та Прохме и Бантеай Кдей. Четыре ряда круглых колонн поддерживают сложенный из камня второй этаж с множеством окон и двумя вестибюлями. Своды рухнули, но сохранились фронтоны с восточной и западной стороны. Судя по всему, крыша здания была построена из дерева и покрыта черепицей. Не осталось никаких следов и от лестниц, ведущих на второй этаж. Которые, по всей видимости, тоже были деревянными. Напротив, к западу, расположена высокая латеритовая платформа, с точно таким же архитектурным планом. Крутой пролёт лестницы охраняют львы, жуткий оскал которых должен был внушать ужас.

После осмотра этих зданий придётся снова вернуться к главному маршруту, через зал ритуальных танцев, ведущему во двор. Здесь симметрично расположены две небольшие библиотеки, вплотную примыкающие к восточной стене танцевального зала и открытые на запад. Галереи третьего пояса ограждений предваряются ложной гопурой в форме башни.

Следующая за ней галерея, по всей видимости, была возведена в более поздний период. Её орнаментация великолепна. Проёмы обрамлены созданными в высоком рельефе деватами и дварапалами. Фриз, сильно пострадавший от рук индуистских фанатиков в начале XIV века, выполнен в виде фигурок Буды, разделённых грациозно парящими апсарами, а углы украшают скульптуры гаруд.

Слева открывается крохотный дворик, расчищенный от блоков и растительности. В плотном окружении галерей, декорированных грациозными деватами, он, очевидно, был восхитительным в своё время, пока здесь не появилось грубо сработанное святилище, загромоздившее собою всё пространство.

В западном вестибюле гопуры внутреннего двора под грудой обломков была обнаружена чудом уцелевшая стела высотой 2 и шириной 0,6 мета, практически идентичная стеле Та Прохма. С четырёх сторон её покрывали 72 строки угловатого письма, характерного для XII века.

Впечатляющие фронтоны двух микроскопических библиотек с роскошным орнаментом, обрамляющим западные двери, освящены во славу победоносного короля Джаяварманаю Они были восстановлены ещё в процессе работ по расчистке памятника. Крестообразный зал с колоннами делит восточную часть священного внутреннего двора пополам. Этот двор не был расчищен от завалов. Множество строений, относящихся к разным периодам и находящихся в различной степени разрушения, просто душат небольшое пространство. Стены зала покрыты отверстиями небольшими отверстиями. Это означает, что когда-то он был покрыт металлическими пластинами, возможно, золотыми.

Главное святилище немного смещено к западу и делит внутренний двор храма на две неравные части. Оно крестообразное в плане и имеет четыре вестибюля. Внешние стены предназначались для нанесения штукатурки, которая затем покрывалась резьбой. В 1943 году при расчистке подлеска обнаружили изваяние восьмирукого Авалокитешвары. Текст ранее найденной здесь же стелы сообщал, что она располагалась в главном святилище, и была посвящена отцу Джаявармана VII. Скульптура, явно выполненная в стиле Байон, являет миру тот же исполненный безмятежной одухотворённостью облик, что и статуя обожествлённой королевы-матери в образе  коленопреклонённой Праджняпарамиты. Вся сила её эмоционального воздействия мистически сосредоточена в едва уловимых чертах лица, озарённого тихой улыбкой. Заряженный мощной энергетикой облик контрастирует с наивной пластикой тела, уверенно стоящего на непропорционально больших ногах. Почти вся поверхность скульптуры, от пальцев ног до завитков волос на голове, испещрена крохотными фигурками Будды. Такая особенность придавала статуе уникальное свойство, благодаря которому она получила прозвище «Авалокитешвара лучезарный». Обе статуи, по-видимому, являлись плодом коллективного труда, в котором безымянный гениальный скульптор взял на себя самую ответственную часть работы.

В период японской оккупации статуя лишилась двух из восьми рук, державших диск и чётки. Ныне этот великолепный образец кхмерской скульптуры хранится в Национальном музее Камбоджи в Пномпене.

Главное святилище имеет навершие, характерное для буддистских ступ, разрозненные элементы которого были обнаружены в развалинах. Необычное по форме, оно напоминает многоуровневые зонтики кхмерских королей и вельмож. Несомненно, эта часть прасата была добавлена много позже. С этого места открывается захватывающая перспектива расходящейся на четыре стороны линии комнат и галерей, вовлечённых в восхитительную игру тени и света.

По одной из монументальных галерей с двумя боковыми проходами можно отправиться либо на юг, откуда от полностью разрушенной балюстрады суров и асуров, лесная тропа приведёт ко рвам Ангкор Тхома, либо на север.

Путь, вне зависимости от выбранного направления, сначала лежит через расположенные между вторым и третьим поясом ограждений небольшие монастыри, являющиеся как бы уменьшенной копией реального храма. Всего их три, и они находятся на севере, западе и юге. В центральной башне северного монастыря можно найти изображение Ганеши, а в восточной осевой галерее находятся два превосходных фронтона брахманской тематики. Один из них даёт очень необычную интерпретацию мифа о сне Вишну. Четырёхрукий Вишну возлежит не на вечном змее Шеше, а на драконе. Второй изображает Шиву между Вишну и Брахмой.

Северная гопура второго пояса ограждения находится в окружении величественных деревьев, чьи изборождённые белые стволы являются прекрасным фоном для памятника. Перехватывая эстафету, главный вход охраняют два рукотворных гиганта, к прискорбию, обезглавленных. Здесь заслуживают внимания и центральный фронтон, иллюстрирующий эпизоды битвы у Ланки, и необычные скульптуры дварапалов, и предваряющая гопуру двухъярусная крестообразная терраса.

Двигаясь от центрального святилища в западном направлении, необходимо обязательно посетить западную половину внутреннего священного двора, которая была полностью восстановлена. Здесь находятся многочисленные здания, расположенные бессистемно и хаотично. Кёдес идентифицировал их как «погребальные часовни или семейные склепы». Некоторые из них имеют необычные своды с заострёнными арками. В центрах северо-западной и юго-западной четвертей находятся столбы с характерным завершением. Как и в других храмах, относящихся к этому периоду, они служили основанием небольших деревянных алтарей. Каждый угол галереи внутреннего двора отмечают сводчатые башни. Одна из них, юго-западная, была полностью реконструирована. Интересно отметить, что на стенах двух симметричных павильонов, соединённых с монументальными галереями, расположены изображения в фигурных нишах. Те, что находятся в северо-западном углу, с аскетами, остаются невредимыми, а те, что расположены в юго-западной четверти, пали жертвой шиваистской реакции, поскольку воплощали образы Будды.

Проходя через осевые гопуры западного монастыря, зеркально копирующего план южного и северного, можно увидеть фронтон, изображающий Кришну, поднимающего гору Говардхану. Следует заметить, что большинство тимпанов в этой части храма посвящены Вишну, поскольку в индуистской традиции этот бог был тесно связан с западом.

Западная гопура второго пояса ограждений, полностью восстановленная, уступает восточной, и имеет длину всего около 40 метров. Тем не менее, она обнаруживает очень свободное внутреннее пространство. Добавление боковых рядов столбов позволило значительно увеличить ширину проёма. Этот конструктивный приём зодчие переняли у строителей Ангкор Вата, где он был применён впервые. В то же время, декоративная отделка стен, изобилующая многочисленными фигурками на фоне растительного орнамента, настойчиво демонстрирует признаки стиля Байон.

Среди прекрасных фронтонов на востоке здесь можно увидеть шахматистов, изображение которых можно найти в Ангкор Вате и на барельефах Байона. Западный тимпан передаёт некоторые эпизоды битвы у Ланки. Западный вход в гопуру охраняют дварапалы, а входы на террасу стерегут львы.

Пролегающая через лес просека создаёт волнующую перспективу, подчёркивающую монументальность архитектурной композиции и, наконец, приводит к выходу из храма. Тройная гопура внешней стены ограждений была подвергнута реконструкции как раз вовремя, поскольку её своды к этому времени не рухнули лишь чудом. Она предваряется дамбой с балюстрадой богов и асуров, пересекающей ров. Он был восстановлен в своём первозданном виде на расстоянии около 250 метров. Благодаря проведённым работам по его углублению, здесь остаётся достаточно воды даже в самом конце сухого сезона. Аллея с придорожными столбами приблизительно через 120 метров приведёт к стоянке транспортных средств, откуда можно отправиться к памятнику, завершающему маршрут осмотра достопримечательностей Большого кольца.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве