Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''История''




Великий король

Деяния этого короля по праву занимают отдельную главу в истории Камбоджи, а его имя, спустя столетия, широко известно не только в Камбодже, но и во всём мире. Уважение и восторг в отношении Джаявармана II (802 - 854) выражают простые кхмеры и вполне разделяют именитые историки, представляющие его в ярком свете и изображающие как великого строителя и воина, стратега и политика, философа и мыслителя.

Джаяварман II не наследовал королевство принятым образом. До возвращения на родину он жил при дворе Шайлендров. Неизвестно, какая именно роль ему отводилась изначально, заложника или будущего послушного правителя вассальных владений, но несомненно, он имел собственное представление о жизненных устремлениях. Получив около 795 года назначение яванским наместником княжества Самбхупура, Джаяварман II возвращается на родину и принимается энергично завоёвывать политическое влияние, а заодно с ним смежные земли. Его первая столица Индрапура по предположению французского историка Луи Фино располагалась недалеко от нынешнего города Кампонгтям. Но за годы своего правления Джаяварман II несколько раз переносит столицу, иллюстрируя тем самым различные этапы консолидации страны.

Закрепив за собой восток, Джаяварман II обращает свои взоры на север. Он понимает, что военная сила Шривиджайя зиждется на мощи военного флота, бесполезного в глубине континента. В то же время, ему необходимо сохранить и расширить торговые пути, обеспечивающие стабильные доходы страны. Обезопасить государство следует и от воинственных соседей, беспокойных сиамцев на северо-западе и окрепших чамов на востоке. В соответствии с замыслами Джаявармана II, безукоризненным местом для их воплощения были территории, примыкающие с севера к озеру Тонлесап, изобилующего рыбными запасами, дающего богатые урожаи на затопляемых территориях и обеспечивающего коммерческое судоходство. Более двух столетий там шло освоение земель, создавшее новый экономический район, едва уступавший по своей значимости исконной житнице Бапнома. Окружённый горами Дангрек и непроходимыми джунглями, район Ангкора, занимающий территорию около 600 квадратных километров, становится сердцем будущей империи Камбуджадеша. В течение следующих шести столетий, здесь будут возведены более десяти столичных городов, несколько сотен монументальных сооружений, украшенных бесчисленными скульптурами и богато декорированных потрясающими орнаментами. Немного восточнее современного Сиемреапа основывается новая столица, Харихаралайя, названная в честь почитаемого синкретического божества Хари-Хары (Вишну-Шивы), которая, впрочем, остаётся столицей очень недолго. В Куленских горах, на 40 километров севернее Харихаралайи, почти одновременно строится новая столица, Махендрапура.

К 802 году Джаяварман II чувствует в себе силы объявить независимость от империи Шривиджайя и этот акт, без сомнения, способен повлечь за собой определённые последствия, связанные даже не с маловероятным военным вторжением яванцев, а с другой, боле серьёзной угрозой. Как наместник, он обязан был связать себя присягой на верность сюзерену, нарушение которой делало его клятвопреступником. Само по себе это не составляло какой-то проблемы, однако есть основания полагать, что имелось «отягчающее обстоятельство», поскольку Джаяварман II не имел достаточных прав на престол. Одна из найденных эпиграфических надписей из Пном Сандак, относящихся к 895 году, в отношении королевской династии, к которой он принадлежал, дипломатично сообщает:

«…стебли прекрасного лотоса не растут на земле и он, подобно свежему лотосу, поднялся для процветания его подданных».

М. А. Барт отметил этот текст в качестве очевидного намёка на смену правящего рода. Опасения Джаявармана II сводились к тому, что без соответствующего обоснования своих претензий на престол он будет являться незаконным правителем и в глазах собственных подданных, и в глазах Шривиджайя. И он находит гениальное решение, надолго ставшее консолидирующей идеей нации. Реализовав её, Джаяварман II заложил идеологическую основу империи и создал жёстко централизованный, эффективный аппарат управления, базирующийся на строгой иерархической структуре, в которой каждое её звено обслуживало королевскую власть. Эта идея способствовала слиянию духовенства и чиновничества и привела к созданию феодального государства редкой прочности и силы. Построенное им государство выросло в империю, размеры и продолжительность существования которой ставят ее в один ряд с величайшими империями средневековой Азии.

Неизвестно, когда именно впервые он задумался о независимости, возможно, этот план вынашивался ещё на Яве. Ясно одно: это требовало тщательной, многолетней подготовки. Джаяварман II, скрупулёзно изучивший опыт взаимодействия светской и духовной власти в Индии и оставшийся неудовлетворённым независимым статусом брахманов, что с его точки зрения, подрывало устои государства, объединяет две эти ветви, формируя основы культа бога-короля, девараджи. Кхмерское государство отныне превращается в ничем не ограниченную деспотию, в которой всевластный правитель одновременно является земным воплощением верховного божества.

Это был эзотерический по своей основе культ, являвшийся синтезом традиционных анимистических верований мон-кхмерских племён с основными положениями шиваистского тантризма, трансформировавшихся в поклонение символам божественной силы и мощи государя. Главным божеством являлся Шива, его земным воплощением был король, а знаком его могущества – линга. Культ девараджи, призванный демонстрировать сверхъестественную силу государя и требующий соучастия подданных в обрядах, затрагивал только сферу взаимоотношений человека и общества. Часть жизни, относящаяся к взаимоотношениям человека и бога, оставалась прерогативой других культов и религий: анимизма, буддизма, индуизма и т.д. На горе Махендре (Пном Кулен) был совершён священный тантарический обряд, в ознаменовании чего возводится пирамидальный прасат Ронг Шьен. Это событие имело громадное значение как для самого Джаявармана, приобретшего титул чакравартин, так и для будущего государства. Он не просто стал божественно коронованным на власть, а потому абсолютно легитимным правителем, но и благодаря этому возвысился над человеческими законами, то есть, его клятва на верность, данная яванцем, утратила свою силу.

С именем Джаявармана II также связывают начало золотого века кхмерской архитектуры. Дошедшие до нас образцы кхмерского зодчества этого периода задали столь высокий уровень исполнения, что желание превзойти его каждый раз заставляло последующие поколения архитекторов подниматься на новую ступень мастерства, доводя свои творения до невероятной степени совершенства.

Несмотря на то, что относительно личности Джаявармана II существуют факты, способные стать основанием для споров, его роль в судьбе Камбоджи невозможно переоценить. Он освободил её от иноземного влияния, дал королевству единство и сплочённость, которых оно не имело более века, он создал культ девараджи, остававшийся официальной религией более шести веков. Его окончательному выбору столицы в Харихаралайя суждено было сделать регион Ангкора одним из наиболее известных мест в мире из-за обилия великолепных дворцов и храмов, строившихся там по воле кхмерских монархов. Всё это объясняет то значение, которое отводится его личности в истории. Даже сегодня он остаётся божественным героем, легендарным сыном Индры, чей прославленный меч, ревниво хранимый священнослужителями, вот уже 1200 лет является главной реликвией церемонии коронации кхмерских монархов.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве