Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''История''




Ангкорская империя

Преемники Джаявармана II продолжили непрерывное расширение империи, уже называвшейся Камбуджадеша, и проводили совершенствование государственного аппарата, основанного на культе девараджи. Годы правления его сына, Джаявармана III (854 - 877), стали периодом создания экономического и социального базиса для начала серии завоевательных войн последующих правителей и прославили этого монарха как страстного поклонника охоты на слонов.

Окончательное объединение кхмерских земель закончилось в правление Индравармана I (877 - 889). В эти годы империя достигла размеров Камбуджи, превратившись, в многонациональное государство. Этот король быль сторонником приложения «малых сил» для достижения своих целей во всём. Путём удачного династического брака, Индраварман включил в состав империи земли Бапнома, и обширные районы вдоль рек Меконг и Мун. В то же время, мощная идеологическая подоплёка культа девараджи и сильный государственный аппарат, наличие большого слоя свободных землевладельцев, регулярные поступления от широкой международной торговли всё более укрепляли империю, что позволило продолжить наращивание военной силы. Вскоре после объединения земель Камбуджи Индраварман I объявил себя сюзереном Шривиджайя, Чампы и даже Танской империи, находившейся в это время в состоянии распада и, без сомнения, очень слабой. По мнению историков, этот сюзеренитет являлся призрачным, но даже в качестве простой декларацией, означал наличие соответствующих военных средств и сил у Ангкорской империи.

Существенные изменения, сравнимые с «большим взрывом», произошли и в экономике страны. Причина этого быстрого успеха состояла в освоении кхмерами новых технологий создания систем искусственного орошения. Появились революционные отличия от прежней технологии, основанной на использовании только природного гидрологического уникума Тонлесап - Меконг. Центральная часть Камбоджи, в том числе районы, расположенные к северу от Большого озера (Тонлесап), находясь в зоне муссонного климата, парадоксально страдает от недостатка влаги. Обильные летние дожди в прибрежных районах Камбоджи имеют в несколько раз более низкую интенсивность в центре страны. Без орошения, сухая зима превращает земли Ангкора в безжизненную степь. Джаяварман II, обнаружил на Яве решение этой задачи, основанное на накоплении воды в дождливый период в особых водохранилищах, однако широкое применение её на практике началось лишь при Индравармане I, использовавшем опыт Джаявармана II при строительстве барая Лолей, также называемого Индрататака, завершённого в 889 году. Но если раньше кхмеры использовали водохранилища, ограниченные дамбами с трёх сторон, по яванской технологии, то со времени Индравармана I ведётся строительство полностью закрытых со всех сторон проточных водоёмов. Эта технология позволила накапливать очень значительные запасы воды при минимальных трудозатратах, ибо водохранилище не углублялось в грунт, а поднималось на высоту до 20 метров за счёт отсыпки по периметру водоёма дамбы, создававшей искусственную чашу. Система каналов, начинавшаяся в верховьях реки Рулуос, использовала перепад высот в районе Ангкора, направленный от Куленских гор к Большому озеру. Каналы также строились на насыпном возвышении, образуя своеобразные акведуки. Дно и стенки канала облицовывались латеритовыми плитами или кирпичом-сырцом. Таким образом, вода самотёком доставлялась к водохранилищу, верхний уровень поверхности которого находился гораздо выше уровня окружающей местности. Распределение воды осуществлялось посредством системы шлюзов, тоже самотёком. Гениальность решения заключалась в том, что постройка подобного водохранилища требовало на порядок меньших затрат ресурсов и времени, а вся ирригационная система полностью работала на принципе использования сил гравитации, без каких-либо насосов и подъёмных механизмов. Индрататака – самый маленький ирригационный водоём в регионе Ангкора – позволяла собирать до 10-15 миллионов кубических метров воды, достаточной для орошения около 1000 гектаров рисовых полей, что позволило начать распашку целины к северу от Харихаралайи, куда снова была перенесена столица.

Мудрая политика этого монарха распространялась и на процессы освоения земель, также начавшиеся скачкообразно. Используя для этого силы свободных крестьян, он закреплял за ними их часть, а оставшиеся земли поступали в распоряжение государства и использовались для пожалования военной и чиновничьей аристократии. Таким способом создавалась экономическая база для обеспечения лояльности со стороны государственного аппарата, но одновременно происходило дальнейшее укрепление благосостояния крестьян в старых землях, расположенных вдоль берегов Меконга. Такая политика, сопровождающаяся массовой пропагандой культа, овеществлённая в виде великолепных храмов и дворцов, способствовала укреплению божественного авторитета девараджи.

Первым опытом, начавшим традицию строительства храмовых комплексов, материализовавших блеск, величие и славу королевской власти, стал храм Прэах Ко, посвящённый богу Шиве. Он был воздвигнут на месте погребальных костров Джаявармана II и его жены, и являлся одновременно храмом, посвящённым культу предков, и усыпальницей великих властителей. Немного южнее, в 881 году был воздвигнут храм Баконг, с ювелирной точностью ориентированный по сторонам света, – первый из дошедших до нас храмов королевской линги. В нём воплотилась тема мифологической горы Меру, которую символизировали пять нисходящих уступов пирамиды. Баконг был главным храмом Харихаралайи и государственным храмом Индравармана I.

Ещё при Джаявармане II, некоторое время в период между Махендрапурой и Харихаралайей, королевской резиденцией была Амарендрапура, в центре которой возвышался главный храм империи, прасат Ак Ём, остатки которого ныне расположены на южном берегу Западного Барая. Сын Индравармана I, Яшоварман I (889 – 900) возвращает столицу практически на то же место и называет её Яшодхарапура. Центром столицы становится естественный холм, высотой 65 метров. На этом холме, облицованном каменными блоками, был воздвигнут храм королевской линги – Пном Бакхенг. К западу от Яшодхарапуры сооружается второй искусственный водоём, Восточный Барай или Яшодхарататаки. При размерах 7000 на 1800 метров и глубине в 5 метров, он превосходит первое водохранилище, построенное Индраварманом, почти в пять раз. Запасы воды, хранившиеся в нём, составляли более 60 миллионов кубических метров. Для его строительства даже потребовалось перенести на 2 километра восточнее русло реки Сиемреап. На современных картах это очень хорошо заметно, и легко отмечается первоначальное положение её русла. Поистине, строительство Восточного Барая было замечательным достижением, поскольку в результате него была решена важная проблема существования крупного города: обеспечение населения водой и ирригация полей, расположенных на очень большой территории. Помимо Яшодхарататаки, за счёт государства были построены ещё около 800 водохранилищ и гигантская разветвлённая сеть объединивших их каналов. Благодаря чему продолжилось дальнейшая интенсивная распашка земель на северо-западе. Очень быстро новая столица, изначально великолепно спланированная, превратилась в огромный город, который окружали аграрные пригороды, сменявшиеся владениями сановников и храмов, а затем, крестьянскими наделами и деревнями. Это был процветающий край, и преемники Яшовармана ещё долгие годы пользовались плодами его труда, черпая отсюда экономические и людские ресурсы.

К десятому веку освоение района Ангкора было полностью закончено. В это время наблюдается рост храмового землевладения, активно разрастаются храмовые города, приобретающие всё более значительную роль в политической и экономической жизни империи. Термин «храмовый город» совсем не является преувеличением. Так, к храму Прах Кхан было приписано 97840 человек. Среди них 444 распорядителя 4600 поваров и рабочих кухни, 1300 служанок, 1000 танцовщиц и 47400 человек, прислуживающих при проведении обрядов и обеспечивающих храмовое хозяйство продовольствием. Рост храмового землевладения идёт в это время уже за счёт мелких землевладельцев, путём прямой скупки разорившихся хозяйств и изъятию имущества по долговым обязательствам, поскольку королевские пожалования земель практически прекратились. С одной стороны, эти процессы усиливаются значение мелкого чиновничества в государственном аппарате, а с другой стороны, их благополучие всё больше зависит от податей мелких и средних землевладельцев, разоряемых крупными храмовыми феодалами. Усиливающаяся центральная власть вступает в противоречие с интересами крупных феодалов. Империя находится на грани раскола, и король Джаяварман IV (928 - 941) предпринимает попытку разрешить этот конфликт, перенеся столицу на 80 километров к северо-востоку от Тонлесап в Кох Кер. Теперь, главный город империи, Лингапуру, отличает от прежних столиц гигантомания, целью которой является демонстрация величия девараджи. Её площадь достигает 35 квадратных километров, центральный храмовый комплекс Прасат Тхом имеет размеры 600 на 150 метров. С его западной стороны возводится гигантская пирамида, размерами 62 на 62 метра при высоте 62 метра, на вершине которой устанавливается королевская линга возвышающаяся на 4,5 метра и весящая 24 тонны, получившая называние «бог, который суть царственность». Её размеры вразумительно демонстрировали подданным принцип девараджи.

Строительство в районе Кох Кер продолжается в течение 15 лет. Помимо него Джаяварман IV сосредотачивается на укреплении центральной власти, в том числе и за счёт объединения интересов государства и религии. Освоения территорий вокруг новой столицы позволяют восстановить практику королевских пожалований, которые быстро сглаживают возникшую напряжённость. В долговременной перспективе Джаяварман начинает проводить политику государственного контроля над храмовыми владениями. Служители культа переводятся в разряд государственных служащих. Если при Джаявармане II культ девараджи затрагивал только сферу взаимоотношений человека и общества, теперь, он всё настойчивее переходит в сферу взаимоотношений человек – общество – бог.

Кончина Джаявармана IV стала поводом для заговора, организованного группой вельмож Яшодхарапуры против его наследника Харшавармана II, который правил меньше трёх лет. В 944 году заговорщики одержали победу, и трон занял малолетний Раджендраварман II (944 - 968). Годы его правления и правления его сына, Джаявармана V (968 - 1001), становятся периодом начала высшего расцвета империи. Череда дипломатических и военных побед была ознаменована присоединением последнего независимого кхмерского княжества Бхавапуры. В 945-946 годах, опекуны  Раджендраварман II совершают победоносный поход на Чампу, в результате которого её столица была занята и разграблена, Камбуджадеша становится сюзереном Чампы. Большие материальные ресурсы, наличие огромной армии пленных, обеспечивавшей практически бесплатные рабочие руки, позволили развернуть сооружение ещё более величественных храмов. В это время возводится оригинальный по своему решению дворец-храм Пхимеанакас, бесподобный по художественному достоинству храм Бантей Срей. Пхимеанакас, что переводится с кхмерского как «небесный дворец», с этого времени становится резиденцией королей до конца ангкорского периода. Великолепие и богатство империи иллюстрирует надпись, обнаруженная на памятнике Бат Чум, датированная X веком и посвящённая деяниям Раджендравармана II:

«Он восстановил священный город Яшодхарапуру и заблистал город несравненной красотой. Постройки украшались сверкающим золотом, а дворцы мерцали драгоценными камнями, подобно дворцу Махендры на земле».

С началом правления Джаявармана V, прекращаются дарения земель, которые были распространены при его отце. Всё острее ощущается острый дефицит удобных для обработки посевных площадей, который провоцирует бурный процесс перераспределения. Владения феодалов начинаю прирастать не за счёт освоения новых участков, а за счёт всё более активного разорения мелких землевладельцев и свободных крестьян. Их хозяйственный потенциал оказывается подорванным, всё более размывается слой зажиточных землевладельцев, меняется социальный состав населения империи. Наиболее привилегированные слои мелких собственников пополняют ряды государственных служащих. Роль чиновничества ещё более возрастает. Продолжается скупка земель духовными феодалами.

Эти процессы обостряют политическую и идеологическую борьбу, начиная череду конфликтов на религиозной почве. Вступивший на престол в 1002 году Джаявираварман I (1002 - 1011), поддерживаемый шиваистским окружением, с самого начала своего правления ведёт борьбу с приверженным буддизму и вишнуизму Сурьяварманом I (1001 - 1050). В 1006 году войска Сурьявармана захватывают Яшодхарапуру, а окончательный переход страны под его властью произходит в 1011 году. Сразу после окончания междоусобной войны, Сурьяварман подготовил  и провёл очень большую военную кампанию на западе, которая увенчалась успехом. Монкское государство Лаво было покорено и в распоряжении Сурьявармана оказывается огромная возделанная территория, не уступавшая по изобилию его собственным землям. Начался процесс ускоренной ассимиляции населения завоёванных территорий. В присоединённых областях вводится имперское государственное устройство, размещаются кхмерские гарнизоны, возводятся храмы, среди монов распространяются кхмерские религиозные воззрения, письменность, литература. Хотя расходы на содержание государства возрастали, они с лихвой компенсировались за счёт налогообложения населения, проживавшего на этих землях, а также за счёт быстрой отдачи от начавшейся новой волны строительства ирригационных сооружений в кхмерских землях. На юго-западе Яшодхарапуры сооружается новое водохранилище, Западный Барай, включённый в уже существующую систему. Его масштабы поражают даже сейчас. С высоких берегов открывается вид на громадное озеро, имеющее размеры 8000 на 2100 метров, уходящее к горизонту. При строительстве, силами около 200000 рабочих, было выбрано от 16 до 30 миллионов кубических метров грунта. Трудно представить, что около 1000 лет назад можно было спланировать и реализовать настолько колоссальное и совершенное гидротехническое сооружение. Даже в конце XVI века, в то время, когда столица была давно покинута, европейские миссионеры, посетившие Ангкор, повествовали о множестве бассейнов, каналов и даже фонтанов, также исправно действующих, как и 500 лет назад.

Взошедший на трон Удаядитьяварман II (1050 - 1066), в отличие от своего отца, принялся укреплять позиции шиваизма, шиваистского духовенства и связанных с ним чиновников-священнослужителей. К тому же, огромные пространства империи не были единым, покорённые народы готовы были к бунту в любой момент. Политика усиления налогового бремени и религиозное бремя, привели к вооружённому сопротивлению сначала на окраинах империи, а затем, при поддержке кхмерского населения, и на юге центральной части страны. В 1065 году вспыхнуло восстание в центре империи, под руководством одного из видных военачальников Камвау, а сразу же после его подавления развернулось восстание на востоке, возглавляемое другим полководцем, Сулатом. Военные мятежи повсеместно сопровождались крестьянскими бунтами, которые вспыхивали одновременно во многих районах государства и жестоко подавлялись верными правительству войсками. Несмотря на вереницу кровавых мятежей, политика государства продолжала оставаться незыблемой: позиции шиваистской знати неуклонно укреплялись, империя, подстёгиваемая бременем огромных расходов, продолжала вести завоевательные войны. Харшаварман III (1066 - 1080) начал войну со всё более укреплявшейся Чампой, но плохо подготовленная кампания была провалена. Неся огромные потери, армия отошла к Меконгу и в битве при Сомешваре была наголову разгромлена. Поражение Харшавармана III стало поводом для начала изматывающей борьбы за власть между центром и провинцией. Почти сразу же правители долины реки Мун объявили о своей независимости и провозгласили императором Джаявармана VI (1080 - 1113). Северные районы были не столь привязаны к ирригационной системе, как район Ангкора, кроме того, здесь отсутствовала интенсивная эксплуатация пахотных земель, ухудшавших физико-химические свойства почвы. Это обеспечивало более стабильные отношения в аграрной, социальной и политической сфере. В результате, район стал опорой для новой династии. Вслед за Джаяварманом VI трон Яшодхарапуры наследует Сурьяварман II (1113 - 1150), которому удаётся прервать цепочку военных неудач в войне с Чампой., хотя эта война оказалась длительной и потребовала огромных затрат. Поэтому Сурьяварман возобновляет войну с Харипунджаей и образовавшимися многочисленными тайскими княжествами в верховьях реки Менам Чао Прая. Завоевательные походы Сурьявармана превратили империю не только в крупнейшую, но и главенствующую державу Юго-Восточной Азии, простиравшуюся от современного Китая до Сиамского залива с севера на юг, и от бирманской империи Паган до южного побережья Южно-Китайского моря с запада на восток. Поддержание контроля над этой территорией требовало огромных средств, источником которых были новые завоевательные походы и всё увеличивавшиеся налоги. Огромные средства вкладывались и в строительство. Апофеозом культа девараджи стал храмовый комплекс Ангкор Ват, посвящённый богу Вишну, который и поныне является крупнейшим религиозным сооружением в мире.

С приходом к власти его преемника, Дхараниндравармана II (1150-1160), исповедавшего буддизм, началось усиление влияния этой религии, строительство буддийских храмов, прекратились дарения земель индуистским храмам. Но войны с Чампой были продолжены, и вскоре была осаждена её столица, Виджайя. Однако этот успех оказался недолгим. Начавшееся по всей империи восстание крестьян, причиной которого явились непрекращающиеся войны и крайняя степень обнищания, вынудили отозвать армию для их подавления. Этот крестьянский бунт имел катастрофические размеры и получил название «Восстание Раху», по имени злобного четверорукого хвостатого чудища, стерегущего луну и солнце, чтобы проглотить их и затмить свет. Беспорядки докатились даже до столицы и император Яшоварман II (1160 - 1165) спасся лишь чудом, благодаря самоотверженной храбрости начальника стражи, но вскоре пал жертвой придворного заговора, руководитель которого узурпировал трон под именем Трибхуванадитьявармана (1165 - 1177). Сложившаяся в империи напряжённая социальная ситуация требовала неизбежных компромиссов со стороны правящей верхушки во главе с императором Трибхуванадитьяварманом (в переводе с кхмерского, «любимец трёх солнц»), но нежелание проводить какие-либо реформы, продолжение войны с Чампой, обострили конфликт в обществе до крайности. Очень скоро он стал приобретать религиозную окраску и подготавливать почву для смены официальной государственной религии, тенденции к которой наметились ещё при Дхараниндравармане II. Реформы назрели, и в империи появилась сила, способная их начать и благополучно завершить.

В конце 1177 года, флот чамов провёл стратегический маневр, поставивший империю Камбуджадеша на грань краха. Обойдя основной театр военных действий морем, с началом высокой воды, флот вошёл в устье Меконга и, пройдя по озеру Тонлесап, затем поднялся по реке Сиемреап и осадил столицу. В отсутствии серьёзного сопротивления, слабо защищённый город пал в считанные дни, а с ним был повергнут император. Столица была полностью сожжена и разграблена, ирригационные сооружения сильно пострадали. Камбуджадеша была объявлена провинцией империи Чампа, а её король взошёл на трон под именем императора Джая-Индравармана. Это был страшный удар. Тем не менее, падение столицы не означало конец войны и конец империи. Сын Дхараниндравармана II, Джаяварман VII (1177 - 1220), будучи полководцем действующей армии, собирает под свои знамёна значительные силы. Не прекращая боевые действия, он начинает усиливать флот и в 1181 году одерживает победу в сражении на озере Тонлесап, которая окончательно решает исход войны. Вскоре, после ещё одной войны 1190 – 1203 годов, Чампа была превращена в вассальное государство, а позднее стала провинцией Камбуджадеша.

На волне патриотических чувств, Джаяварман VII, в возрасте около 50 лет становится императором Камбуджадеши в 1181 году и энергично принимается за государственные и религиозные реформы, жизненно необходимые для сохранения империи. Помимо огромного политического кредита доверия, он обладал очень важным преимуществом лишь благодаря своему происхождению, ибо объединял в своём лице старую Солнечно-Лунную династию и новую северную, выдвинувшуюся в 1082 году. Всё это давало ему карт-бланш в самых революционных начинаниях.

В результате религиозной реформы брахманизм сменяется буддизмом махаяны, что вносит существенное обновление во все сферы жизни империи, но культ девараджи остаётся незыблемым и удачно связывается с буддизмом. Новая государственная религия, с её почитанием бодхисатва (буквально, «существо, принявшее решение стать богом», иными словами,  богочеловек), как нельзя лучше соответствует этой идеологии.

Утверждение буддизма значительно подняло престиж Камбуджадеши на международной арене, политические, культурные и экономические отношения со странами, исповедующими эту религию, начинают всё более крепнуть. Могущество кхмерской империи достигает апогея, независимыми в Индокитае остаются только Аннам в северо-восточной части и Харипунджая. Победа над Чампой, стабильная международная ситуация, очень прочное экономическое положение страны, позволяют Джаяварману приступить к беспрецедентному строительству.

Яшодхарапура, все деревянные постройки которой были уничтожены, отстраивается заново. Много позже, уже в XV веке столица получит имя Ангкор Тхом, что буквально означает «Большой Ангкор», но в кхмерские источники, вплоть до оставления столицы именовали её по-прежнему. Деревянные укрепления сменяются каменными стенами высотой 8 метров, чётко очерчивающими его периметр размерами 3000 на 3000 метров, а стены окружаются рвом шириной около 100 метров и глубиной до 6 метров. Все городские ограды ровно посередине прорезают гопуры, увенчанные тремя башнями, которые с четырёх сторон украшают громадные лики бодхисатвы Авалокитишвары, а вернее, самого Джаявармана в аспекте божества. Эти лики стали новым символом мощи монарха, взамен прежней линги. Знаменательным являлся и органичный перенос центра обновлённой столицы, обозначенного теперь потрясающим храмом Байон. С каждой из его башен взирают лики, неусыпно следящих за всем королевством, в зависимости от освещения и времени суток, дарящие ироничные улыбки или внушающие благоговейный трепет. Множество барельефов Байона, удивительных по яркому образному воплощению и тщательности проработки деталей, изображают битвы, сцены военной жизни, охоты и ловли животных, бивуаки, стряпух, торговцев, иностранных послов, праздники и множество других картин повседневной жизни, которые стали кладезем информации о быте древних кхмеров. С удивительным тщанием воссоздана и битва с флотом Чампа на озере Тонлесап.

Помимо Байона, Джаяварман повелел построить целый ряд крупных храмов, каждый из которых является во многом выдающимся по своему решению. Храм Та Прохм, расположенный в нескольких километрах от Байона, за стенами Ангкор Тхома, посвящён его матери, королеве Шри Джаяраджакудамане. Этот массивный храмовый комплекс, включал в себя библиотеку и университет, где обучались монахи-буддисты. Для его содержания и обслуживания когда-то трудились 80 тысяч человек. Другой храмовый комплекс, одновременно служивший административным целям, Прэах Кхан («Священный меч»), посвящён его отцу.

При Джаваярмане была серьёзно реконструирована и расширена сеть дорог, соединявшая теперь все без исключения города империи, вдоль которых, для удобства чиновников, торговцев и путешественников, были возведены более 120 постоялых дворов, десятки мостов. По всей империи было построено около 100 зданий, выполнявших функции больниц. Это внесло свою лепту в легенду о будхараджа, короле-Будде, который в делах управления империей давал состраданию привилегию. Эта идея лежала в основе многих деяний короля Джаявармана. В преамбуле многих его указов есть такие слова:

«Полный сострадания к миру, король выражает своё желание: поднять с помощью добродетели все существа, погружённые в океан печали; при этом они достигнут состояния освобождения, с них спадут заботы и болезни».

Жизнь Джаявармана VII является смесью невероятно точных фактов и неоднозначных предположений, основанных на некоторых текстах и археологических свидетельствах. Существуют весьма циничные утверждения, что его биография является вымышленной и можно обнаружить факты его узурпаторства власти. Что точно является бесспорным и что невозможно превратить в вымысел, это титанический масштаб и размах строительной программы, которую ему удалось реализовать, его приверженность буддизму и факты необычайного сосредоточения на делах укрепления государства, которые повсеместно обнаруживаются на барельефах и надписях Байона. Джаяварман VII и по сей день остаётся символом национальной гордости кхмеров. Он возвёл буддизм в статус официальной религии и стал первым буддийским монархом в стране, ныне исповедующей буддизм, он взошёл на трон как король-воин, но стал королём-созидателем, прославив на века свои деяния и свершения своего народа.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве