Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Памятники''




Мифы и предания

Удивительно, насколько живучими оказываются нелепые мифы. В истории Ангкора предостаточно сказок о затерянном в непроходимых джунглях городе, случайно открытом европейцами в конце XIX века, полном несметных сокровищ и диких обезьян. Порою может показаться, что описывая историю этих мест, авторы соревнуются между собой в нелепых выдумках. Справедливости ради, в Ангкоре есть обезьяны, но в помине нет джунглей, а весь он, собственно говоря, и является драгоценным сокровищем, которое, правда, никогда не было потеряно.

После того, как в 1443 году Понхеа Ят принял решение о переносе столицы, двор, а с ним и десятки тысяч царедворцев, государственных служащих, священнослужителей, ремесленников, торговцев, слуг и их семей, покинули Ангкор Тхом, «большой Ангкор», навсегда оставив дворцы и дома. Экономика региона, сотни лет ориентированная на удовлетворение запросов запредельной роскоши двора и неимоверных аппетитов десятков храмовых комплексов, была подорвана войнами с тайцами и ослаблена последствиями смены государственной религии, для которой уже не была присуща внешняя обрядовость и пышность церемоний. Исход двора обратился для неё полной катастрофой. Древний город довольно быстро опустел, но несмотря на это он не был оставлен окончательно, в нём проживало достаточно жителей. Источники сообщали о неоднократном разграблении столицы, но никогда не упоминали о каких-либо серьёзных разрушениях, постигших её. Все гидротехнические сооружения продолжали исправно работать и выполнять свои функции. Вокруг Ангкора по-прежнему располагались сотни деревень и небольших поселений. Крестьяне возделывали на окрестных полях рис, охотники добывали дичь, рыбаки - обитателей вод, а монахи несли послушание у многочисленных буддистских и брахманских изваяний. Город не просто существовал, надписи 1577 и 1579 годов свидетельствуют о том, что Ангкор Ват, ещё сохранивший к тому времени вишнуитское предназначение, подвергся реконструкции, а в городе даже велось сооружение гигантской статуи Будды, строительным материалом для которой послужили каменные блоки фасада Пном Бакхенга.

В XVI – XVII веке при дворе кхмерских монархов находилось много европейцев. Сатха I (1567 – 1574; фактически, до 1594), не доверявший окружавшим его кхмерским феодалам, содержал небольшую гвардию личных телохранителей, состоявшую из португальских и испанских наёмников. Один из их предводителей, которого звали Диего Велозу, даже был женат на его двоюродной сестре и носил звание «приёмного сына» короля, а при короле Баром Реатеа II (1597 - 1599) стал губернатором провинции Бапном. Факты авантюрной жизни этого человека впоследствии стали источником приключенческих сюжетов португальской литературы, полных откровенных вымыслов и несуразиц. Чуть позже, в самом начале XVII веке в Камбодже появилась процветающая и довольно многочисленная голландская торговая фактория, особенно успешно действовавшая в 1640 - 1642 годах. Так что, европейцы всегда были отлично осведомлены о существовании Ангкора. На португальцев он произвёл впечатление «самого красивого, прекрасно оборудованного для жизни и самого чистого города в мире». Диого до Който (1542 - 1616), сделавший записи со слов монаха ордена капуцинов Антонио де Магдалены, посетившего город в 1585 – 1586 годах, отмечает:

«… вдоль каждой улицы, идущей от ворот города, проходят два канала, по которым в город приплывают по рекам многочисленные суда из внутренних районов страны; они везут продовольствие, дрова и другие необходимые вещи, которые выгружают тут же, перед домами жителей, имеющими один выход к каналу и другой – к реке. Так же город очищается от всякого рода отбросов; они выводятся наружу до самого рва».

Это свидетельствовало об оживлённой жизни города, покинутого почти за полтора века до описываемого времени. Но с 1620 года Камбоджа более чем на два столетия превращается в арену постоянных войн, мятежей и дворцовых переворотов. Империя угасала. В письме, датированном 1668 годом, французский миссионер отец Шеврель писал, что Ангкор Ват:

«…имеет такую же славу среди язычников пяти или шести королевств, как Рим среди христиан. Короли соседних государств совершают туда паломничества, даже если страна находится в состоянии войны, а король Сиама каждый год направляет своих послов».

По-видимому, это было одно из последних упоминаний о величии Ангкор Тхома, который стал приходить в упадок в конце XVII – начале XVIII веков и окончательно потерял своё значение населённого пункта и крепости вместе с признанием двойного сюзеренитета тайцев и вьетнамцев. Всё, что не смогли уничтожить мародёры, доделали пожары, термиты, тропические ливни и бурная растительность: деревянные постройки, собственно, и являвшиеся городом, бесследно и невозвратно исчезли.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве