Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Королевский дворец''




Пхимеанакас

«Небесный дворец»

Годы строительства:

конец X – начало XI вв.

Религия:

индуизм

Король:

Раджендраварман II (Шивалока) Джаяварман V (Парамавиралока), Сурьяварман I (Параманирванапада)

Стиль:

Кхлеанг, Бакхенг/Байон

Расчистка:

Коммай в 1908, Маршаль в 1916-1918, Гролье в 1944 гг.

Анастилоз:

не применялся

Продолжительность визита:

около получаса

Время визита:

в первой половине дня

После осмотра Прэах Палилая, к Пхимеанакасу удобнее всего идти короткой дорогой по тропинке, начинающейся с южной стороны храма. Приблизительно через 200 метров она приведёт к ограде королевского дворца. Взяв влево, и пройдя ещё 100 метров вдоль стены, не удастся миновать пересохший древний бассейн, когда-то составлявший единое целое с террасой Прокажённого короля. Его западная облицовочная стена набережной украшена очень интересными барельефами на морскую тематику.

Латеритовые стены, ограждающие территорию королевского дворца, достигают высоты в 5 метров. С северной и южной сторон имеются по два входа. Чтобы войти внутрь через западную гопуру северной стены, придётся немного вернуться назад той же тропинкой. Очень мощная внутренняя стена, очерчивающая прямоугольник размером 250 на 600 метров, продублирована второй, построенной немного позже. Их отделяет ров шириной около 25 метров.

Все четыре песчаниковые гопуры северной и южной сторон ограды абсолютно одинаковы, однако лучше всего сохранилась именно западная гопура северной стороны, через которую и лежал наш путь во дворец. Она представляет собой квадратную центральную башню, со сквозным проходом, и двумя боковыми коридорами, укрытыми цилиндрическими сводами. Во внутренний двор гопура открывается двумя окнами, некогда закрытыми балясинами. Сдержанная и тщательно продуманная орнаментация сохранила благородную чистоту классического периода искусства Камбоджи. Особенно примечательны миниатюрные башенки на карнизе первого и второго ярусов ложного свода. Уровень пола гопуры достаточно точно соответствует уровню у основания пирамиды Пхимеанакаса, который на 1,2 метра выше, поверхности земли за дворцовой оградой. Эта разница компенсируется за счёт двухъярусного цоколя гопуры с внешней стороны.

Лучше вначале повернуть направо, то есть на запад. В нескольких метрах от гопуры находится бассейн размером 25 на 50 метров, облицованный латеритовыми блоками. Сегодня его называют «Бассейном принцесс», поскольку эта часть дворца была предназначена для женщин. В десяти метрах от бассейна находится небольшая терраса, скульптурный цоколь которой орнаментирован фигурками людей, слонов и лошадей над фризом, украшенным изображениями священных гусей.

Вернувшись назад и пройдя ещё немного в восточном направлении, путешественник окажется у большого бассейна в северо-восточном углу дворца. Водоём размерами 45 на 125 метров был отрыт в X веке и вновь засыпан спустя два столетия в ходе масштабных работ по повышению общего уровня поверхности почвы в столице. С тех пор он начал приходить в запустение, поскольку привести его в первоначальное состояние не было никакой возможности. Предпринятые в его северной части раскопки позволили открыть тринадцать рядов идеально обработанных песчаниковых ступеней, семь из которых были профилированными, а шесть нижних имели гладкую поверхность. Они обеспечивали глубину в 5,3 метра. Мостовая отделяет большой бассейн от северной стены и от небольшого соседнего, размерами 20 на 40 метров при глубине в 4,5 метра.

С западной, южной и части восточной стороны большой бассейн окаймляет двухъярусная орнаментированная стена. Над фризом с изображениями рыб и морских животных идут сцены с нагами в змеином и человеческом обличии в окружении принцесс-нагов, которые идентичны барельефам террасы Прокажённого короля. Выше, где уровень стены является переменным, находятся мужские и женские фигуры Гаруд и некие крылатые персонажи. В соответствии со стилем Байон, сооружение должно было заканчиваться балюстрадой в виде нагов и, вероятнее всего, служило трибуной для короля и царедворцев, наблюдавших в этих великолепных декорациях морские постановки.

Можно в подробностях изучить скульптуры, спустившись на нижний уровень и обходя бассейн с запада на юг, где на верхний ярус стены можно попасть, спустившись сверху.

История строительства, реконструкции и внутреннего устройства королевского дворца является одной из самых больших тайн. Помимо явной декоративной функции, описанная двухъярусная стена имеет иное, и гораздо более важное, предназначение, заключающееся в сдерживании огромных масс земляной дамбы, покрывающей значительную территорию внутри дворцовой ограды, в том числе, и его центральную часть. Высота её такова, что с северной стороны она почти наполовину перекрывает цоколь Пхимеанакаса, возвышаясь на 2,5 метра над первоначальным уровнем здешней почвы.

Расчистка территории дворца, предпринятая Маршалем, а затем проведённые в разное время раскопки, выявили наличие очень богатого промежуточного культурного слоя, находящегося на 80 сантиметров выше первоначального уровня. Подсыпка грунта была предпринята, как минимум, дважды. На промежуточном слое были обнаружены руины стен, фундаментов, мостовых, являвшихся, вне всякого сомнения, основой для деревянных строений. Застройка, в частности, с восточной стороны храма, была чрезвычайно плотной. Возможно, эти здания находились на особо огороженной территории. Это подтверждается характером заполнения, включающего обломки кирпича, черепицы и даже древесного угля и обгоревших деревянных конструкций, являющихся следами страшных пожаров.

Определение времени проведения земляных работ по засыпке руин остаётся загадкой за исключением датировки промежуточного культурного слоя, в котором были найдены две покрытые письменами стелы, относящиеся к периоду правления Джаявармана VII. Ясно, что это могло происходить не ранее XII века и не позже последнего года правления этого короля.

Одна из стел, известная как «стела Смоковницы», является доказательством религиозного синкретизма кхмеров. Её эпиграфические надписи трактуют концепцию дерева Бодхи, которое отождествляется с брахманской тримурти. Брахма является символом корней, Шива стволом, а Вишну - веток дерева. Вторая стела, в соответствии с толкованием Виктора Викторовича Голубева, является панегириком королеве, которая достигла нирваны после свершения вокруг себя многочисленных благих деяний и осуществления на практике достоинств, стяжаемых аскетами.

Нынешнее состояние дворца не даёт ответов на вопрос, как образом в королевском дворце были расположены различные здания, включая общественные приёмные, подсобные и служебные постройки, жилые помещения, в том числе и покои самого короля. Все они традиционно строились из недолговечных материалов и становились жертвами пожаров и различных иных бедствий. Чего точно не следует делать, пытаясь воссоздать план дворца, пытаться следовать соображениям здравого смысла и правилам симметрии. В отличие от каменных храмов, подчинявшихся законам монументальной архитектуры, светские сооружения служили воле только короля, определявшего целесообразность, назначение и удобство. Каждый монарх исходил из собственных представлений об этом, и стремились удовлетворить личные вкусы и прихоти. По этой причине расширение, строительство и реконструкция зданий дворца шла абсолютно бессистемно.

На основе данных раскопок и существующих фундаментов строений Маршаль попытался восстановить возможный план королевского дворца. Вымощенные внутренние дороги делили его территорию на пять неравных частей, каждая из которых была дополнительно огорожена. Образованные таким образом внутренние дворы имели своё назначение. Первый служил тронным залом и помещался в непосредственной близости от главного входа. Его глубина с востока на запад составляла около 70 метров. Помимо центральной гопуры, вход сюда был возможен с южной и северной сторон. Во втором дворе на высоком цоколе из красного кирпича возвышалось главное здание дворца, в котором, скорее всего, находилась резиденция короля и его личные покои. В том же дворе располагался Пхимеанакас и большой бассейн. Это была самая просторная часть дворца, её протяжённость составляла около 280 метров. Третий двор, с несколькими бассейнами, садом, павильонами и террасами, отводился жёнам и наложницам короля. Он никак не сообщался с внешним миром, пройти сюда можно было только через королевские чертоги. Четвёртый двор предназначался для хозяйственных нужд, здесь были устроены склады, кухня и прочие подсобные помещения. Он сообщался только с третьим двором. Наконец, пятый двор, длинный и чрезвычайно узкий, был полностью изолирован от остальных. Назначение его не вполне понятно. Можно лишь предположить, что здесь размещалась королевская гвардия, имевшая доступ ко всем остальным частям дворца по лёгким помостам, которые были устроены на уровне гребня латеритовых стен. Они служили своеобразной «дозорной дорогой», наподобие той, что шла вдоль внешних стен Ангкор Тхома.

До идентификации Пном Бакхенга как главного храма столицы Яшовармана I, небольшой храм Пхимеанакас многие исследователи считали  «Центральной горой» (бнам кантал). Но после блестящей находки Виктора Викторовича Голубева, Пхимеанакас очень быстро отошёл на второй план в ряду выдающихся монументов Ангкора. Отчасти, это случилось по той причине, что его архитектура плохо согласовывалась с идеей распространённого в Камбодже типа религиозных построек, то есть храма-горы. Прямоугольная пирамида, с единственным прасатом на вершине, абсолютно не соответствует космологии Меру. Есть ещё одна причина. Символ королевской власти расположен в государственном храме, а не в частной часовне, к каковой, по сути, и относится Пхимеанакас, будучи заключён внутри стен королевского дворца.

Название храма, по-видимому, происходит от искажённого санскритского вимана-акаса. В переводе с санскрита, вимана может означать и «дворец», и «колесницу». Достаточно вспомнить летающую колесницу Пушпаку бога Куберы, которая описывается как золотой дворец с садами и фонтанами. Акаса означает «небо» или «пространство». Таким образом, Пхимеанакас может быть и «небесным дворцом», и «небесной колесницей».

Эта «Золотая башня», описываемая Чжоу Да-Гуанем, которая находилась в «личных покоях правителя». Данное описание позволяет точно установить местонахождение храма в королевском дворце и объясняет огромное количество остатков сооружений, найденных в раскопах у подножия Пхимеанакаса. Китайский посланник сообщает:

«Местные жители считают, что в башне живёт дух, имеющий вид девятиглавой змеи, который является властителем всего королевства. Каждую ночь дух появляется в образе женщины, с которой правитель делит брачное ложе. Даже жёны короля не могут войти сюда. Король приходит в часы второй стражи, а затем волен отправляться спать к своим жёнам и наложницам. Если дух не предстанет в какую-то ночь, это признак близкой кончины короля. Если, с другой стороны, король отменит свидание, тогда непременно последуют бедствия».

Пхимеанакас представляет собой сложенную из латерита прямоугольную трёхъярусную пирамиду. У основания её размеры составляют приблизительно 28 метров в направлении с юга на север и 35 метров в направлении с запада не восток. Верхний ярус пирамиды храма возвышается над уровнем почвы на 12 метров. Его размеры равны 23 метров на 30 метров. При таких пропорциях, фронтальная осевая лестница имеет угол наклона около 50°, а угол наклона лестничного полотна остальных трёх составляет больше 60°. Они обрамлёны мощными парапетами, которых насчитывается по шесть. Каждую ступень парапета лестницы охраняли львы, а углы пирамиды на первых двух уровнях украшали небольшие скульптуры слонов. И те, и другие изваяния очень сильно пострадали от времени или были утрачены. Узкие уступы пирамиды практически недоступны. Профилированная песчаниковая облицовка стен во многих местах выкрошились, и передвигаться по ним может быть довольно опасно. Для подъёма лучше использовать недавно построенную удобную деревянную лестницу или воспользоваться менее крутыми ступенями восточной лестницы пирамиды.

По самому краю верхней террасы идёт внешняя стена галереи, открытой на обе стороны окнами с каменными балясинами, которые практически полностью утеряны сегодня. Их размер составляет около метра в ширину и два метра в высоту. Но они  кажутся настолько узкими и низкими, что взрослому человеку передвигаться здесь не слишком комфортно. Галереи сходятся на углах к небольшим павильонам, а возвышающиеся входные гопуры делят каждую из них на два симметричных крыла. Особенное внимание стоит уделить сводам, которые не созданы просто из двух симметричных половин. Вместо этого сверху установлены арочные камни, наружная поверхность которых изображает черепицу.

Планировочное решение Пхимеанакаса является одной из первых попыток создать такую характерную деталь кхмерских храмов, как концентрические крытые галереи, окружающие террасу и формирующие внутренний двор.

На плитах верхней террасы различимы следы первоначально построенного на этом месте латеритового фундамента, определяющего очертания прямоугольного сооружения. Позже из латерита и песчаника было построено крестообразное святилище с четырьмя входными вестибюлями, открытыми на все стороны света, верхняя часть которого полностью разрушена. Это святилище совершенно не гармонирует с пирамидой Пхимеанакаса и, вне всяких сомнений, стало результатом перестройки. Скорее всего, «Золотая башня» Чжоу Да-Гуаня была гораздо выше и построена из лёгких материалов.

Возможно, на месте Пхимеанакаса уже в правление Яшовармана I существовал какой-то храм или сам он был перестроен в конце X века. Эпиграфическая надпись, на дверном косяке восточного входа, датируемая 910 годом, сообщает об установке под песнопения Трилокьянатха (в переводе с санскрита, буквально «владыка трёх миров») статуи Вишну-Кришны. В то же время, линия, проведённая через Пном Бакхенг с юга на север, идеально точно проходит по южной и северной лестницам Пхимеанакаса. Эта гипотеза прекрасно объясняет, почему храм оказался в центре королевского дворца и почему его восточный вход очень сильно смещён относительно главной его гопуры.

Тем не менее, Луи Фино был категорически не согласен с этими выводами, полагая, что при возведении Пхимеанакаса были просто использованы части другого храма, которым мог оказаться и сам шедевр Яшовармана I, Пном Бакхенг.

Осмотрев храм, можно продолжить экскурсию по дворцу и пройти в юго-восточном направлении к элегантной террасе, которая прекрасно видна с вершины Пхимеанакаса. Эта песчаниковая терраса была построена позже, так как она расположена уже на новом насыпном уровне внутреннего двора. Пройдя немного на восток, посетитель найдёт руины четырёх открытых на запад павильонов, при строительстве которых использовались кирпич, песчаник и латерит. В самом углу юго-восточной части находятся развалины ещё двух песчаниковых строений. Более крупное из них имеет западный и восточный входы и совмещает в себе сразу два типа зданий: библиотеки и дхармасалы.

Центральная гопура королевского дворца, являющаяся продолжением единого ансамбля каскадных лестниц террасы Слонов, гораздо больше четырёх боковых гопур северной и южной оград дворца. Она имеет тройной вход и увенчана центральной башней из песчаника. Боковые своды были кирпичными и не выдержали натиска времени. Силуэт гопуры выдержан в том же элегантном классическом стиле, что и четыре остальные гопуры. Необходимо отметить мастерство исполнения внутреннего карниза, пилястр и перемычек, имеющих в качестве основного мотива изображение головы Кали. Надписи на дверных косяках, самая ранняя из которых датируется 1011 годом и относится ко времени правления короля Сурьявармана I, воспроизводят клятвы верности, приносимые королю вновь назначенными сановниками. Текст клятвы практически не изменился за 1000 лет и используется по сей день.

Вернувшись назад к юго-восточному углу дворца, через восточную гопуру южной ограды можно выйти непосредственно к центральному входу Бапхуона.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве