Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Королевский дворец''




Бапхуон

«Медная башня»

Годы строительства:

1049 - 1065 г.

Религия:

индуизм (культ Шивы)

Король:

Удаядитьяварман II, перестроен Джаяварманом VIII

Стиль:

Бапхуон

Расчистка:

Коммай в 1908 – 1914, Маршаль в 1916 – 1918 гг.,

Анастилоз:

работы начаты Гролье в 1960-х гг., а затем продолжены в 1995 году.

Продолжительность визита:

около часа

Время визита:

в первой половине дня

Бапхуон примыкает к южной ограде королевского дворца. Его входная гопура расположена вдоль линии, продолжающей проходящую с юга на север ось Байона. Вместе с террасой Слонов и террасой Прокажённого короля эти сооружения образуют восточную границу дворцовой площади. Бапхуон и Байон построены в разное время и, несмотря на присущий кхмерам конформизм и веротерпимость, не могут быть связаны между собой по религиозным причинам. Скорее всего, выравнивание по отношению к Байону было выбрано исключительно по эстетическим соображениям. С трёх сторон храм был окружён профилированной оградой. Размеры этого прямоугольника составляли приблизительно 425 на 125 метров.

Если с севера Бапхуон примыкает к ограде королевского дворца, то с южной стороны он граничит с насыпной дамбой северного берега крепостных рвов Яшодхарапуры. Если бы не наложенные с обеих сторон ограничения, возможно, он имел бы неплохие шансы стать самым внушительным храмом после Ангкор Вата. Основание пирамиды составляет 100 на 120 метров. Чжоу Да-Гуань писал:

«…Медная башня даже выше, чем Золотая башня и воистину удивительное зрелище».

Надписи в стоящих у подножия Бапхуона храмах Ловек и Прэах Нгок позволили Кёдесу сделать вывод, что он олицетворял сварнадри, то есть «золотые горы, красу трёх миров», воздвигнутые Удаядитьяварманом II в своей столице, где в золотом святилище стояла королевская линга Шивы. Некогда центральная башня храма по деревянным стропилам была покрыта позолоченными листами меди.

Перед началом работ по расчистке, Байон представлял собой поросший лесом курган. Он был разрушен как в результате действия естественных причин, так и антропогенных факторов. Затем он долгое время являлся нагромождением развалин, стоящих на мощном основании. В шестидесятых годах пошлого века под руководством Бернара Филиппа Гролье начались беспрецедентные по масштабу работы, направленные на восстановление храма. До 1972 года были проведены все исследования и подготовлена вся необходимая проектная документация. Но нестабильная политическая обстановка вынудила сотрудников Французской школы Дальнего Востока прервать работу. За время правления режима «красных кхмеров» результат многолетних усилий был полностью уничтожен. Работы продолжились только в 1995 году практически с нуля и ведутся до сих пор. Большая часть храма всё ещё недоступна для посещения.

Во многом проект Байона стал первым. Впервые строительство храма было предпринято на искусственном холме, впервые после Пхимеанакаса здесь появились концентрические галереи, с этого времени сделавшиеся неотъемлемой частью кхмерских храмов-гор. Гениальная по своему замыслу «висячая дамба» также впервые появилась здесь. Как и любой опытный проект, он не избежал ошибок проектирования и строительств. Насыпная пирамида подкреплялась латеритовыми блоками, облицованными плитами из песчаника. Хотя дренажная система и была предусмотрена, но ей не удалось справиться с водными потоками, в результате чего проседание грунта оказалось неизбежным. Эрозия почвы и стала основной причиной гибели храм. Наряду с этим существовал ещё один грубейший конструктивный просчёт. Для поддержки ложных сводов применялись деревянные балки, которые сгнивали и обрушивали своды. Проведённые ещё во времена расцвета империи реконструкции существенно изменили облик храма.

Граничащий с дворцовой площадью монументальный тройной портал состоит из центральной гопуры и двух боковых галерей, построенных на едином основании. Это сооружение стало прообразом западного входа в Ангкор Ват. Входная гопура практически полностью разрушена, остались только фундаменты стен и руины портиков. Входной портал переходит в двухсотметровую дамбу, и это основа напоминает Ангкор Ват. Но в отличие от последнего, песчаниковая дамба Бапхуона представляет собой своеобразный мост, опорами которого служат невысокие круглые колонны. Как ни странно, наиболее сильное впечатление это сооружение производит не снаружи, а изнутри: три ряда колонн нехарактерной для кхмерской архитектуры круглой формы поддерживают песчаниковые плиты моста. Дамба установлена на основание шириной 5,5 метров. По предположению Глеза, не соответствующее ширине моста основание могло появиться в результате ошибки. Строители не учли, что на такой длине песчаниковая плита будет слишком хрупкой и может легко сломаться. Но эта проблема вполне могла бы решиться за счёт увеличения толщины плит. Если даже это и ошибка, она органично вписалась в общую концепцию. Основание моста покоится на насыпи, возникшей в ходе работ по строительству нескольких бассейнов.

На расстоянии около двух третьих пути дамба прерывается крестообразным в плане павильоном. Две его террасы простираются в южном и северном направлении. Южная терраса ведёт к облицованному песчаниковыми блоками бассейну размерами 28 на 37 метров (64 на 85 хатов).

Сам храм представляет собой пятиступенчатую песчаниковую пирамиду со щедро профилированными, но не украшенными рельефами стенами, которая, в отличие от храмов IX и X веков, является прямоугольной, а не квадратной в плане. Другим характерным новшеством стало соразмерное членение ступеней пирамиды по высоте. Все возводимые до Бапхуона храмовые пирамиды имели уступы практически неизменной высоты, таким образом, внешние ограждения не закрывали верхнюю террасу храма. Наконец, появились концентрические галереи, о которых упоминалось выше. Они окружали первый, третий и пятый ярусы пирамиды. Высота третьего яруса относительно невелика, он возвышается над землёй на 21 метр, но общая высота Бапхуона составляла когда-то приблизительно 50 метров. Его центральная башня имела высоту около 30 метров.

Внешняя галерея третьего яруса почти полностью исчезла. Её камни были использованы для строительства в конце XVI века на верхних ярусах храма гигантской статуи лежащего Будды, обращённого лицом на восток. К великому счастью, восточная гопура третьего яруса с её великолепными барельефами не была снесена, её просто завалили блоками. А вот угловые башни и остальные гопуры были полностью уничтожены.

Вход в храм через восточную гопуру, где каждому из трёх проходов соответствует своя невероятно крутая лестница, позволит лично убедиться в свойственном кхмерской строительной практике этого периода грубейшем конструктивном недостатке. Над дверью между центральной частью гопуры и её северным крылом есть песчаниковая перемычка с прорезанным каналом, в который была вставлена деревянная балка, призванная усилить собой камень. Это одна из немногих перемычек, которая чудом сохранилась.

Эта гопура заметно больше, чем три остальные. Она имеет высокую центральную башню и две боковые галереи с полукруглыми ложными сводами. Её фасад богато декорирован растительным орнаментом в виде закрученных в спираль листьев, фигурками деват и животных, лотосовыми розетками в квадратных рамках, а также тонкая резьба стен в подражание теснения по коже. Все эти мотивы хорошо знакомы по Ангкор Вату.

В настоящее время большая часть Бапхуона ещё закрыта. Многие элементы полностью разобраны и находятся в стадии работ по воссозданию. Приводимое ниже описание в основном относится к тому состоянию, в котором храм находился к середине семидесятых годов прошлого века.

В просторном дворе первого яруса, куда выходят окна галерей, находились развалины двух библиотек с четырьмя вестибюлями. Между собой и с выходами тройной гопуры они соединялись мостиками, подобно библиотеками, стоящим во дворе второго яруса Ангкор Вата. В западной части двора находились развалины ещё двух библиотек, хотя и меньших по масштабу. Южная библиотека была в лучшем состоянии сохранности, на её стенах можно было разглядеть те же мотивы, которые украшают входную гопуру, но кроме того, здесь находилось очень любопытное панно, изображавшее аскета, который, похоже, решил оставить тяготы своей жизни.

Галерея третьего яруса открывается закрытыми балясинами окнами на обе стороны. В отличие от сводов Пхимеанакаса, ложные своды галереи имеют центральное сочленение и поддерживаются опорами, рассматриваемыми в декоративном аспекте как пилястры.

Угловые башни были полностью разрушены, но в настоящее время их восстанавливают методом анастилоза. Значительная часть камней была вновь воссоздана, по этой причине они заметно контрастируют с подлинной кладкой храма. Восточная гопура третьего яруса сохранилась довольно хорошо. Её двухъярусная башня увенчана навершием в виде бутона лотоса. Чистота линий этого элемента делает его одним из лучших образцов кхмерского искусства среди ему подобных. Гопура имеет два крыла и очень развитый вестибюль, стены которых украшены великолепным каменным кружевом и крохотными жанровыми панно, сюжеты которых никак не связанны друг с другом. На них сюжеты легенд и мифов перемежаются с эпизодами повседневной жизни кхмеров и героическими картинами королевских подвигов.

Близость двух следующих ярусов делает двор третьего яруса настолько узким, что он напоминает собою коридор, а присутствие трёх лестниц, ведущих выше, вовсе лишает его права называться двором. Можно быть абсолютно уверенным в том, что лестницы Бапхуона являются самыми крутыми среди храмов Ангкора. Наклон полотна некоторых из них достигает почти 80°.

Верхний ярус пирамиды ограничен площадкой размерами около 36 на 43 метра. Он в наибольшей степени пострадал от смещений искусственного холма, поэтому почти все конструктивные элементы оказались полностью разрушены. Удивительной особенностью галерей пятого яруса пирамиды была продольная стена, разделяющая их на две открытые галереи, своды которых поддерживались каменными столбами. В это время кхмерские зодчие еще не нашли способ создания галерей, полностью поддерживаемых колоннами. Только при возведении знаменитой крестообразной галереи второго яруса Ангкор Вата, почти на сто лет позже, этот секрет был открыт. Но средние опорные стены галерей по всей длине были прорезаны несколькими прикрытыми балясинами окнами, что позволило создать иллюзию третьего ряда колонн.

В центре двора на двойном цоколе находилось основание святилища. Форма основания имела классический абрис брахманской мандалы, то есть квадрата с боковыми выступами, и была украшена великолепными орнаментами, мастерство исполнения которых ставило их в ряд лучших произведений классического ангкорского периода. Высокий цоколь мог служить не только цели придания центральной башне дополнительной высоты, но также в символической форме подчёркивать характер храма-горы. Каменное основание вполне могло воплощать подземную часть Меру, которая уходила в землю на ту же глубину, на которую возвышалась её золотая вершина.

На протяжении двух последующих столетий храм неоднократно реконструировался, но остановить его разрушение так и не удалось. Причиной постоянных обвалов являлись слишком слабые опорные стены, которые не в состоянии были выдержать давление внутреннего наполнения. Второй грубый просчёт состоял в попытке подкрепить каменные элементы деревянными балками, в результате чего они были значительно ослаблены. К концу XVI века Бапхуон превратился в груду камней, которые буддистские монахи без всякого сожаления использовали для прославления Будды. Возможность установить и устранить причины разрушения храма появилась только в наши дни. К сожалению, при восстановлении Бапхуона очень часто приходится применять современные строительные материалы, такие, как железобетон.

Барельефы

Жорж Кёдес писал об орнаментации Бапхуона:

«…маленькие сцены, украшающие четыре входа во внутренние галереи, взяты из тех же источников, что и в Ангкор Вате. Если мы ищем сцены из Рамаяны, например, то мы можем найти их здесь на четырёх восточных дверях со сценами из Махабхараты, и на юге со сценами из легенд о Кришне. Порядок, в котором картины размещены, по-видимому, не соответствует ни прадакшине, ни прасавье, а чисто декоративными замыслами».

Бапхуон продолжил первую попытку создания повествовательных барельефов, которая в конце IX веке была предпринята в Баконге, а затем робко возобновлялась на перемычках и фронтонах других храмов. Барельефы Бапхуона, полные наивного реализма и затрагивающие различные аспекты повседневной жизни, были созданы на небольших накладных панно, читать которые следует как обычно, снизу вверх. Их композиция всегда лаконична и свободна, поэтому отдельные фигуры рельефов выполнены в мельчайших подробностях.

Южный фасад южной гопуры

На западном крыле находятся сцены повседневной жизни: тигр преследует отшельника, который спасается на дереве, охотник готовиться подстрелить птицу из духовой трубки, бой быков, молящийся аскет, женщина играет с ребёнком. Здесь же картины из детства Кришны: убийство ракшаси Путаны, посланной погубить всех детей, Кришна убивает огромного питона, который пытался проглотить его отца.

На восточном крыле находятся панно, иллюстрирующие жизнь отшельников: один из них несёт пробитую стрелой человеческую голову, что, несомненно, каким-то образом связано с молящейся фигурой на расположенном ниже панно, сцены борьбы животных и битвы вооружённых людей.

Северный фасад южной гопуры

На восточном крыле внизу находятся сцены из жизни отшельников: один из них перемешивает содержимое горшка, другой страдает от несварения, а ещё один очень болен или умирает. Выше находятся иллюстрации из Рамаяны: встреча Ханумана и Ситы в Ашоковой роще, битва между обезьянами и демонами. Здесь же панно, описывающие жизнь Вишну, где он дважды показан с присущими ему атрибутами: цветком лотоса, булавой, раковиной и чакрой.

На восточном крыле расположены сцены жизни аскетов, борьбы животных и битв людей.

Восточный фасад восточной гопуры

Сцены из Рамаяны в которых Рама подвергает её ордалии, испытанию огнём, чтобы проверить её чистоту. Юная принцесса сидит на коленях Рамы. Сита в сопровождении бога огня Агни входит в огонь, сложив над головою руки. Шива на белом быке Нандине. Рама и Сита на троне. Эпизод из Махабхараты, когда Арджуна и Шива вступили в битву из-за убитого вепря, в которого обратился демон Мука.

На северном крыле находится другие сцена, из Махабхараты, которые присутствуют в Ангкор Вате, где изображена эпическая сцена битвы Пандавов и Кауравов на Курукшетре. Но в Бапхуоне повествование строится именно на основе иллюстраций последовательно излагаемой сюжетной линии, своего рода комиксов. Выше сцены с оркестром изображён Арджуна, собирающийся на битву с Кауравами. Бой благородного Бхишмы и его внука Арджуны. Падение с колесницы и смерть Бхишмы, когда сотни поразивших его стрел не дают ему упасть на землю. Фигуры героев непропорционально огромны. Они больше лошадей, а телу Бхишмы явно тесно в игрушечном дворце, который приютил его.

На южном крыле разворачиваются отдельные сцены сражений и боёв. Раздевающий женщину аскет, разворачивающий её саронг.

Западный фасад восточной гопуры

Картины охоты на слонов. Шествие колесниц и слуг. Сцены из жизни отшельников. Слева лучник стреляет в женщину. Битва между людьми, обезьянами и слонами. Южнее, в верхнем ряду, охотник подстерегает тигра. Дуэль из-за женщины или же сцена отсечения головы. Битва человека с животными. Жизнь отшельников, женщины, лучники. Король на троне в окружении своих жён.

Северный фасад северной гопуры

На восточном крыле сцены из Рамаяны, повествующие о битве у стен Ланки. Рама на своей конной колеснице. Многоголовый и многорукий Равана. Битва Раваны с Хануманом и Нилой. Сугрива сражается с Раваной. Рама верхом на Ханумане сражается с Раваной. Хануман находит Ситу в Ашоковой роще и показывает её кольцо Рамы в доказательство того, что вскоре последует освобождение из плена. Вдоль первого окна галереи несколько панно с великолепными изображениями различных животных.

На западном крыле снова панно с изображениями животных и фигурками людей. Опять сцены Рамаяны. Сын Раваны Индраджит осыпает Раму и Лакшмана градом стрел, в которые он превратил ядовитых змей, и убивает их. Траур обезьян и их союзников. Гаруда спускается с небес, чтобы излечить их раны и вернуть к жизни. Рама и Сита, простившись с обезьяньим народом, возвращаются в свою столицу Айодхью в летающей колеснице Пушпаке. Выше, над панно, изображающими битву двух слонов и отшельника, занятого пахтаньем, Рама и Лакшмана заключают союз с Сугривой, царём ванаров, изгнанным его братом. Битва Сугривы со своим братом Валином, в которой Рама помогает Сугриве взять верх, убивая Валина выстрелом в спину.

Южный фасад северной гопуры

На восточном крыле противостояние лошади и быка. Вновь сцена братания Рамы и Лакшмана с Сугривой. На западном крыле битвы между людьми и животными. В углу изображена Сита в Ашоковой роще.

Западный фасад западной гопуры

На северном крыле снова сцены битв с животными. Затем, над оркестром, воин на слоне сопровождаемый лучником. Другой воин на колеснице, обстреливаемый из луков. На южном крыле, снова над сценой с музыкантами, какой-то богатырь вращает над головой бедного слона, которого он держит за ногу. Какой-то бог или демон с тремя головами и четырьмя руками восседает на троне в своём летающем дворце, который несут священные гуси. Снова множество изображений различных поединков. Арджуна получает священное оружие из рук Шивы.

Восточный фасад западной гопуры

На северном крыле представлены поединки с животными. На южном крыле изображена толпа обезьян и людей. Огромную фигуру умирающего тащит крохотный слон. Битва двух кабанов. Лучник пускает стрелу в чудовище с головой человека. Противостояние двух жеребцов, вставших на дыбы.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве