Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Религия''




Буддизм

Буддизм, возникший в Индии в VI веке до нашей эры, является религиозно-философским учением о духовном пробуждении, основателем которого является Сиддхартха Гаутама («потомок Готамы, успешный в достижении цели»), живший около 623 - 543 годов до нашей эры (по другим данным, в 566 – 486 годах). Позже он получил имя Будда («Пробудившийся»), а также звался Шакьямуни («мудрец из рода Шакья») и Татхагата («Достигший истины»). «Будда» – не имя собственное, и этот термин применяется ко всем существам, достигшим полного освобождения, но чаще всего так называют Будду Шакьямуни, основателя буддизма. По некоторым преданиям Будда Шакьямуни является четвёртым из тысячи будд, которые посетят мир в нашу эпоху. Его изречения и беседы с учениками легли в основу буддийского палийского канона Трипитака, свода священных текстов систематизирующих учение, который был составлен на Первом буддийском соборе вскоре после его кончины.

Одним из основных положений буддизма является «теория небытия души», Анатмавада, отрицающая как индивидуальную душу, Атман, так и абсолютное космическое духовное начало, Брахман. В этом заключается его основное отличие от философии индуизма, утверждающей, что живым созданиям присуща некая субстанция, называемая душой, продолжающая осознавать собственное «Я» несмотря на все изменения, претерпеваемые телом в череде перерождений, самсаре, ибо Атман вечен, он существовал до рождения, и будет существовать после смерти, переселяясь из одного тела в другое.

Анатмавада опровергает наличие каких-либо отдельных, неизменяемых и нетленных начал в каком бы то ни было феномене бытия и постулирует Атман в качестве иллюзии, являющейся продуктом ложного состояния сознания. Только сознание дано нам непосредственно и подлежит преобразованию и усовершенствованию. Души нет, наличествует лишь непрерывный поток последовательных психофизических состояний сознания. Поэтому, перевоплощение в какой-либо форме является вовсе не переселением души, а следующим в ряду мгновенным состоянием сознания, что можно сравнить с киноплёнкой, составляемой из непрерывного ряда последовательных кадров, каждый их которых чем-то отличается как от предыдущего, так и от последующего; в то же время, он обусловлен предыдущим и обусловливает последующий. Зритель, увлечённый фильмом, не замечает не только смены кадров, но даже момента, когда по причине закончившейся плёнки выключается один киноаппарат и включается другой. Точно так же и смерть одного тела является причиной рождения другого тела, поэтому душа не является необходимым условием для существования памяти, ведь сознание не прерывается со смертью.

Смерть в буддизме, это не кара, не трагедия и не освобождение, это всего лишь переход к новой жизни, а значит, к новым страданиям: «Будда больше жалеет людей за то, что они живут, чем за то, что они умирают». Он неустанно убеждает своих учеников отбросить заблуждения о самих себе и указывает на то, что осознание личности есть невежество, ибо тот, кто недужит иллюзией своего «Я» не знает своей собственной природы. Причиной коварного обмана являются пять «групп привязанностей» или скандх, совокупность которых необходима и достаточна для падения в бездну индивидуализации. Скандхи, это наше тело, шесть органов чувств и окружающий материальный мир, сами чувства, восприятие, наши способности, склонности и воля, а также сознание, разум и память. В части Самьюта Никая канона Трипитака прямо говориться о том, что «пять скандхэто бремя, а личность есть носитель бремени...». Жизнь – страдание, а его причиной является стремление удовлетворения собственного «Я». И страдание, и удовлетворение формируют почву для следующих перерождений, и, соответственно, новых страданий, поскольку любое культивирование личности причиняет вред нравственным устоям, становится результатом плохой кармы, то есть, ведёт к дальнейшему умножению страдания. Только отказ от индивидуальности открывает путь для выхода из сансары.

«Смерть владычествует над всем миром, и ничто, ни воздух, ни моря, ни пещеры, никакое место во вселенной не скроет нас от нее; ни богатство, ни почести не защитят нас от нее: все земное должно рассеяться, исчезнуть. Пред смертью все равны: богатый и бедный, благородный и низкий; умирают и старые, и молодые, умирают все без разбора и срока… Тело человека… есть оскуделый сосуд, распадающийся на части при первом же сильном толчке. В течение всей жизни оно служит источником страстей, волнений и мучений.

Наступает старость, а вместе с нею являются и болезни - старик мечется в предсмертных судорогах, как живая рыба на горячей золе, пока, наконец, смерть не кончит его страдания... Но и смерть не освобождает человека от мира страданий и постоянного изменения - он вновь возрождается к новой жизни и вновь умирает, и так без конца вертится "вечно кружащееся колесо” перерождений…».

Учение Будды прерывает верчение этого колеса и погружает в нирвану – ни жизнь, ни смерть, но состояние вечного покоя без волнений и страданий, непостижимое, невыразимое, непередаваемое никакими известными человеку образами и понятиями. Одна из сутр так описывает его:

«...прибежище, где нет ни земли, ни воды, ни света, ни воздуха; где нет ни бесконечности пространства, ни бесконечности разума, где нет ни представлений, ни отсутствия их; где нет ни этого мира, ни другого мира, ни солнца, ни луны. Это не проявление, не уничтожение и не постоянство, это не умирание и не рождение. Это существование без основы, без развития, без опоры. Это есть конец страданий…».

Для своих последователей, Будда является Всемирным Учителем, провозглашающим и объясняющим «Четыре Благородные Истины», которые открывают путь к избавлению от страдания.

«Благородная истина о страданиях» (дукха) гласит, что мир полон страданий. Рождение, болезни или смерть – страдание. Разлучение с приятным или соединение с неприятным – страдание. Если человек живёт, он страдает, ибо жизнь предполагает это.

«Благородная истина о причинах страдания» (самудая) свидетельствует, что причина страдания заключена в жажде (танха) приятных ощущений и нежелании неприятных, что приводит к круговороту сансары. Источник страдания – привязанность (пять скандх) и ненависть, а корень привязанности и ненависти – в невежестве, незнании природы всех существ и неодушевлённых предметов.

«Благородная истина о прекращении страдания» (ниродха) заверяет, что состояние, в котором нет места страданию, существует. Достаточно устранить привязанности, ненависть, зависть и нетерпимость.

«Благородная истина о пути» (марга) указывает средний или Восьмеричный Путь достижения нирваны. Он связан с совершенствованием сознания, созиданием благого мышления, стяжанием добродетелей: мудрости, нравственности, концентрации.

Любая религия провозглашает морально-этические нормы, заповеди или заветы, нарушение которых подразумевает наличие вины и её осознание, требует последующего раскаяния и наказания. Практически всегда они устанавливаются в виде непреложных законов, данных верующим Богом или же какими-то сверхъестественными силами, существующими вне человека и его воли. В буддизме нет заповедей и запретов, предписанных Богом, ибо нет самого Бога, стало быть, нет преступления, не требуется покаяние и не последует наказание. Восьмеричный Путь всего лишь формулирует советы, которые помогают достичь просветления, но каждый сам решает, необходимо ли это ему и насколько; каждый сам решает, какие из этих правил и в какой мере он желает соблюдать, сам несёт ответственность за свои действия и имеет возможность насладиться результатом. Благородный Восьмеричный Путь ведёт к прекращению страдания тех, кто соблюдает эти правила. В нравственном смысле, буддизм наставляет следовать правилу «Истинной речи», то есть воздерживаться от клеветы, лжи, фривольных разговоров и жестоких слов. «Истинное поведение» заключается в отказе от неистинных действий – уничтожения живых существ, прямого или косвенного воровства, удовлетворения дурных желаний. «Истинный образ жизни» предлагает зарабатывать средства на жизнь честным путем, поскольку для поддержания жизни нельзя прибегать к недозволенным средствам: надо сосредоточенно трудиться в соответствии с доброй решимостью. Человек должен стараться воздерживаться, например, от торговли живыми существами, людьми и животными, от торговли оружием, алкоголем и наркотиками, от занятий проституцией и любыми профессиями, связанными с обманом. То же правило имеет в виду необходимость отказа от излишеств, богатства и роскоши.

Ещё в I веке нашей эры образовались две основные ветви буддизма: тхеравады («учение старцев») и махаяны («большая колесница»). Тхеравада сегодня остаётся единственной из сохранившихся школ раннего буддизма и по этой причине её последователи довольно консервативны в вопросах обрядовости, употребляя рационалистический подход. Идеалом тхеравады является архат, человек, стремящийся к самосовершенствованию и почти не проявляющий заботу о совершенствовании других. Архат уже вышел из круговорота перерождений, но не обладает всеведением Будды.

Буддизм махаяны признаёт высшим идеалом бодхисатва («существо, стремящееся к пробуждению»), то есть человек, который принял решение стать Буддой ради спасения всех живых существ. Он сам не освобождается до тех пор, пока все до единого живые существа, стремящиеся к освобождению, не сумеют воспользоваться его примером, и не достигнут нирваны. В практическом плане, если можно так выразиться, понятие бодхисатва связано с накоплением человеком некоторых качеств, парамит, которые недоступны обычному человеку в силу их запредельности. Совершенство даяния, совершенство нравственности, совершенство терпения, совершенство усердия, совершенство созерцания и совершенство мудрости. Пантеон бодхисатв включает в себя как реально существовавших людей, так и мифологических, к каковым относится, например, бодхисатва Авалокитешвара или Локишвара, имя которого встречается уже в самых ранних сутрах. Он –  воплощение бесконечного сострадания всех будд.

В Камбодже буддизм появился одновременно с брахманизмом ещё в начале нашей эры и, хотя нет точных данных о том, какая именно ветвь буддизма преобладала здесь, многие косвенные данные свидетельствуют о большей популярности буддизма махаяны. Образ бодхисатва Авалокитешвара очень популярен в то время. Это преобладание относилось, конечно, только к буддистским верованиям, так как всё остальное пространство религиозной жизни уверенно занимал брахманизм.

Всё поменялось в XII веке, когда вместе с восшествием на трон Джаявармана VII ведущую роль занимает буддизм махаяны. Империя переживает бум строительства буддистских храмов. В это время строится неповторимый Байон, являвшийся официальным государственным храмом, Прэах Кхан, посвящённый отцу Джаявармана, Та Прохм, посвящённые его матери, Бантей Кдей, Та Ней, Бантей Чхмар и сотни посвящённых Будде храмов при лечебницах и придорожных постоялых дворах. При этом неправильно полагать, что буддизм вытеснил прежних божеств. Никаких притеснений брахманских богов не только не наблюдалось, но напротив, многие из них, претерпев определённые изменения, были включены в буддистский пантеон, хотя и остались на втором плане, приобретши роль бодхисатв. Но победоносное шествие буддизма было воображаемым и временным, что очень скоро проявилось в Индии, где влияние новой религии стремительно пошло на убыль.

Спустя несколько лет после смерти Джаявармана VII в империи вновь усиливается значение шиваизма. Буддийские храмы и монастыри закрываются, происходит систематическое осквернение статуй Будды и его образов на барельефах. Лишь в 1295 году, с приходом к власти Индравармана III в Камбодже окончательно утвердился буддизм, но это уже был буддизм тхеравады, который на сегодняшний день исповедует около 93% населения страны.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве