Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Круглая скульптура''




Люди и боги

Скульптуру, созданную художниками Камбоджи до IX века, невозможно рассматривать вне её связи с индийскими образцами, но одновременно следует помнить об имевших место тесных связях кхмерского и античного искусства. Заимствуя сюжеты индийской пластики, изображавшие скорее не физическое тело, а чувственную энергию, ритмический строй, они достигали композиционной чёткости и возвышенности образов. В своих творениях скульпторы старались, прежде всего, достичь анатомической точности в сочетании с естественной пластикой человеческого тела. Один из лучших образцов скульптуры ранней Камбоджи, относящийся к VI веку - «Кришна, поддерживающий гору Говардхану» из Ват Коха. По-видимому, это произведение было частью композиции, рассказывающей обо всех подвигах Кришны, которое изображает его главный подвиг: он поднимает гору, чтобы защитить людей от смертоносного урагана, ниспосланного на них богом Индрой. Его молодое гибкое, сильное, грациозное тело подчёркивает красоту подвига.

В VII – VIII веках, от сочетания буддизма и индуизма раннего Бапнома, через вишнуизм, кхмерское общество приходит к почитанию культа Харихары, синкретического божества, сочетавшего в себе черты двух богов – Вишну и Шивы. Статуя Харихары из храма Прасат Андет (VII-VII век) изображает бога в виде стройного, великолепно сложенного  прекрасного юноши, возвышенного, обаятельного, наделённого высокими гуманными качествами. Ещё один образ Харихары из Асрам Маха Розей, относящийся к тому же периоду и хранящийся сегодня в музее Гиме в Париже, исполнен настолько совершенно в своём слиянии двух божеств, выражении единства, что воспринимается как единый образ. Лишь при внимательном изучении деталей обнаруживается всё больше и больше различий в причёске, одежде и фигуре. Силе и энергии, присущей мужским статуям, противопоставлена мягкость, нежность и сдержанность линий женских образов, в которых тоже явственно ощущается отход от традиций индийской скульптуры, отличающейся порою подчёркнутым эротизмом. Наиболее известным примером скульптуры раннего периода является статуя Лакшми из Кох Криенга, хранящаяся в национальном музее в Пномпене.

Стиль Кулен, получивший распространение во второй четверти IX века, ничего не оставил от мягкости и грации стиля Прей Кхменг. Боги теперь предстают в облике могучих, властных, уверенных в собственной несокрушимости атлетов. Но именно в этот период появляется несомненный шедевр, статуя Вишну из Прасат Тхма Дана, хранящийся в музее Гиме. Несмотря на то, что статуя очень сильно пострадала, она создаёт потрясающе цельный и законченный образ, невольно ассоциирующийся с лучшими образцами классической античной скульптуры.

К концу IX века все произведения круглой скульптуры начинают вновь свободно размещаться в пространстве. Лишённые дополнительной опоры в виде арок, они вынужденно становятся боле массивными, а совершенные по исполнению женские статуи приобретают всё более пышные формы, выражающие внушительную торжественность. Распространившийся в начале X века время стиль Бакхенг, не просто сохраняет наметившуюся ранее неподвижность и отвлечённость, но превращает их в норму. Лица богов приобретают жёсткость, взгляд делается отсутствующим, а улыбка становится надменной и холодной.

С середины X века начинает распространяться традиция портретной скульптуры. Моделями многочисленных статуй богов и богинь, наделённых всеми присущими ими иконографическими атрибутами, становились короли, королевы, принцы и сановники различного ранга. Но обобщённые пластические черты, свойственные божествам, несли на себе чёткий отпечаток индивидуальности. Это традиция соединения реального и идеального определит дальнейшее направление развития кхмерской скульптуры. Если в индийской традиции каждая деталь служит цели определения божественной принадлежности, то для кхмерского художника первостепенное значение имеет человеческая природа. Одна из наиболее ярких работ, характеризующая этот стиль, получивший наименование Кхлеанг, это фрагмент бронзовой статуи «Отдыхающего Вишну», обнаруженный при раскопках в Западном Мебоне в 1936 году. Он удивителен, во-первых, оригинальной трактовкой образа, который представляет Вишну внутренне сосредоточенным, готовящимся к новому циклу мироздания, во-вторых, колоссальными размерами статуи. Прежде считалось, что только из бронзы и серебра выполнялись лишь небольшие статуэтки. Но создание статуи такого размера говорит о высокоразвитой технологии бронзового литья. По всей видимости, статуя собиралась из отдельных частей. Стыки были прикрыты различными декоративными элементами, например, повязками или поясами. Небольшие прямолинейные заплатки на лбу, груди и на плече показывают, что отливка статуи такого монументального масштаба создала огромные технические проблемы, которые, тем не менее, были решены скульпторами и мастерами-литейщиками. Утраченные усы, глаза, брови, вероятнее всего, были отлиты из драгоценных металлов, таких как золото или серебро. Отверстия на голове убеждают, что Вишну когда-то носил диадему, возможно, украшенную драгоценными камнями.

Круглой скульптуре XI века, немногие образцы которой дошли до нас, свойственны те же черты природной естественности и одновременной идеализации. Удлинённые пропорции статуй из Ват Кхнат (музей Гиме, Париж) и из Прасат Ролом (музей Ват По Веал) отличаются монументальностью и одновременным очарованием молодого, едва оформившегося тела. Женская статуя из Трапеанг Тотунг Тхнай, по-видимому, изображающая богиню Лакшми, потрясает утончённой красотой и великолепными анатомическими пропорциями, открывая новое трепетное отношение мастера к образу божества.

К концу XII – началу XIII века относится расцвет портретного искусства Камбоджи, среди ярчайших достижений которого особняком стоят два портрета: Джаявармана VII и его дочери. Оба они выполнены в песчанике. Принцесса, ещё почти ребёнок, предстаёт в облике Праджняпарамиты, воплощающей собою наивысшую мудрость. Весь её хрупкий, утончённый, нежный образ контрастирует с совершенно недетским выражением глубокого сострадания, спокойствия, мудрости и умиротворённости. Портрет её отца, созданный неизвестным скульптором, вне всякого сомнения, принадлежит к шедеврам, имеющим мировое значение. Каждая деталь, начиная от чистоты обработки поверхности камня до асимметрии черт его образа, призвана создать впечатление живого бога, едва заметно меняющего выражение своего лица. В зависимости от ракурса, оно может быть строгим и властным либо излучать мягкость, доброту и кротость. Обе эти работы достигают вершины пластического искусства Камбоджи и по праву занимают достойное место в ряду гениальных шедевров искусства.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве