Информация о проекте Путеводитель по археологическому парку Ангкор Общение на форуме
На главную страницу Вернуться к оглавлению раздела ''Памятники Малого кольца''




Та Прохм

«Прародитель Прохм (Брахма)»

Годы строительства:

середина XII – начало XIII вв.

Религия:

буддизм

Король:

Джаяварман VII (посмертное имя Махапарамасангатапада), Индраварман II (посмертное имя Парамарудралока), Джаяварман VIII

Стиль:

Та Прохм

Расчистка:

Маршаль в 1920 г.

Анастилоз:

работы ведутся с 2007 года

Продолжительность визита:

около полутора часов

Время визита:

рано утром или во второй половине дня

Олдос Хаксли писал о природе Камбоджи:

«Кормите ее обильно, дайте ей сильные дозы тонизирующего тропического света, напоите ее тропическим дождем, и она выйдет из подчинения».

Несмотря на то, что растения нанесли храмам Ангкора слишком много вреда, сотрудники Французской школы Дальнего Востока обязаны были оставить хотя бы один из них в том состоянии, в котором его увидели европейские исследователи, посетившие этот регион в XIX веке. Кроме того, необходимо было продемонстрировать значимость усилий, которые потребовались для обеспечения сохранности памятников, приговорённых к неизбежной гибели. Выбор пал на Та Прохм, поскольку он являл наиболее впечатляющее единство с природой, но был ещё далёк от той стадии, когда она была готова сделать его своею частью. Этот храм стал типичным образцом кхмерской архитектуры, превратившимся в некую новую, иную форму искусства. В общем, памятник оказался не слишком большой жертвой, отданной на заклание романтическим настроениям, зато каждый здесь может дать волю своей фантазии и эмоциям.

После того, как решение о сохранении Та Прохма в его «естественном виде» было принято, деятельность нескольких поколений сотрудников Французской школы Дальнего Востока превратилась в перманентный процесс, направленный на поддержание баланса между непрекращающимся естественным разорением храма и созданием условий для жизни деревьев и лиан. Его удавалось поддерживать вплоть до середины семидесятых годов прошлого века, когда дальнейшее пребывание в Камбодже учёных и специалистов школы стало невозможным. За минувшие с той поры 35 лет «природа вышла из подчинения» и вновь стала угрожать храму. В течение последних нескольких лет не прекращаются споры о том, какие действия необходимо предпринять в отношении Та Прохма и обсуждается возможность продолжения эксперимента без ущерба для него. Учёные опасаются, что некоторые старые деревья могут рухнуть во время тропических штормов. Существует множество проектов консервации, например, предлагается спилить стволы до определённой высоты и законсервировать корневища, защитив их от гниения. С 2007 года начаты работы по обрезке наиболее крупных ветвей, что позволит снизить парусность и уменьшить вероятность падения деревьев. Но возможно и более радикальное решение, также имеющее множество сторонников. Есть шанс, что в недалёком будущем храм будет полностью освобождён от растительности.

Памятник лучше всего осмотреть, пройдя его в направлении с запада на восток. Можно попросить водителя подождать с противоположной стороны. Весь путь занимает около километра, и проделать его удобнее всего либо ранним утром, либо во второй половине дня. Это позволит избежать основного потока туристов и сделать хорошие снимки, создающие впечатление абсолютно дикого и безлюдного места. Особую опасность представляют туристы из стран Азии, перемещающиеся исключительно группами по 40-50 человек. Они имеют привычку поочерёдно фотографироваться у каждой хоть сколь-нибудь примечательной точки. Несколько часов, которые приходится потратить на возможность сделать хороший кадр, гораздо полезнее использовать на детальное изучение памятника. Его осмотр рекомендуется делать по приложенной схеме маршрута.

План Та Прохма очень необычен и заметно отличается от всех уже увиденных храмов Ангкора. Его можно уподобить запутанного лабиринта, поэтому существует реальная возможность сбиться с дороги. Это особенно важно для путешественников, которые ограничены во времени и не могут позволить себе потратить несколько драгоценных минут. Пользуясь схемой, учитывайте, пожалуйста, что некоторые части храма могут находиться на реконструкции и быть закрыты для публичного доступа.

Перемещаться по территории храма стоит с особой осторожностью, но вовсе не из-за опасности обрушения кладки. Многие помещения имеют непривычные европейцам пропорции и низкие притолоки, поэтому чаще всего страдает голова. Несмотря на то, что специалисты Французской школы Дальнего Востока постоянно проводят экспертизу памятника и исключают для посещения опасные участки, для которых существует хотя бы незначительная опасность обрушения, не стоит исключать и эту возможность. Избегайте перемещения в галереях храма, пересекать ограждённые участки и серьёзно отнеситесь к предупреждающим надписям.

Та Прохм является буддистским монастырём, чей архитектурный план демонстрирует типичную для последнего периода строительства Ангкора концепцию одноуровневого сооружения, в котором концепция храма-горы реализовывалась за счёт постепенного увеличения высоты концентрических галерей от периферии к центру и доминированием центрального святилища. Эта священная тройка галерей и главенство оси восток-запад, сформированной непрерывной последовательностью башен и переходов, образует своего рода «сакральный силуэт», сконцентрированный на вершине башни главного святилища. Следствием этого стала присущая кхмерским зодчим специфическая horror vacui, то есть «боязнь пустоты», заставлявшая их возводить невероятное количество бессмысленных и совершенно лишних зданий, особенно в направлении главной оси.

Территория монастыря была огорожена мощными латеритовыми стенами шириной 600 и длиной 1000 метров. Это может показаться невероятным, что сам храм, перенасыщенный различными элементами общей композиции, ютился в крохотном квадрате 100 на 100 метров, в то время, когда вокруг него бесполезно «пропадали» 59 гектаров свободного пространства. Однако, если верить эпиграфической надписи, при храме проживало 12 640 человек! В их число входили 12 первосвященников, 2 740 служителей культа более низкого ранга, 2 232 служки и 615 танцовщиц.

Хотя в какое-то время все храмы, построенные в стиле Байон, были приписаны королю Джаяварману VII, даже его длительное правление, продолжавшееся около 40 лет, не было способно за такой короткий срок обеспечить их создание. Помимо храмов, действительно возведённых при нём, по всей видимости, он также повелел перестроить, закончить или же продолжить строительство довольно большого числа храмов. Жорж Гролье отмечает, что памятник такой сложности, как Та Прохм не мог быть построен на одном дыхании. Он демонстрирует правоту своих выводов многочисленными изменениями и корректировками, которые вносились в план храма. Некоторые элементы храма очень близки стилю Ангкор Ват, в то время как другие соответствуют стилю Байон. Только всестороннее изучение храма, последующее после его полного освобождения от растительности, может позволить классифицировать все его элементы и дать уверенный ответ на этот вопрос.

Датируемая 1186 годом знаменитая эпиграфическая стела Та Прохма была обнаружена в галереях, предваряющих восточную гопуру второго пояса ограждений. Спустя почти 10 лет после своей интронизации, Джаяварман VII поместил здесь скульптуру своей матери в её аспекте Праджняпарамиты, «запредельной мудрости», рассматриваемой в качестве «матери будд». Благодаря этой надписи, храм был отнесён к числу храмов, посвящённых обожествлённым родителям. После перечисления всех своих предков, титулов короля и описания побед, одержанных им во время похода на Чампу, сообщается о том, что король повелел установить 260 изваяний божеств, в том числе, статую его обожествлённого духовного наставника, построить 39 башен со шпилями, 566 каменных и 286 кирпичных жилищ и 2 702 метра внешних стен. Отсюда вытекает, что вся территория вокруг храма была густо населена, здесь существовал целый город!

Помимо этого, к храму было приписано 3 140 деревень и 79 365 крестьян и рабов. Текст в подробностях смакует важные и несущественные детали, сообщая о пожалованных храму, пяти тоннах золотых слитков, 512 шёлковых кроватей и 523 зонтах. Под шёлковыми кроватями, скорее всего, подразумевались гамаки, плетущиеся из шёлка-сырца. Они до сих пор очень популярны в Камбодже и продаются на всех рынках. После установления традиции празднования некоторых памятных дат, следует свидетельство о строительстве в империи 102 больниц.

С запада, путь к храму начинается с посещения единственной из сохранившихся четырёх гопур внешней ограды. Это первая из пяти концентрических оград храма. Гопура неплохо сохранилась, если не считать полностью разрушенные угловые рельефы в виде Гаруд. Над скульптурным поясом с изображениями деватов, смиренно склонившихся в молитвенных позах, возвышаются лики Авалокитешвары, не столь огромные, как на воротах Ангкор Тхома. Гопура явственно демонстрирует стиль Байон. Центральную башню окружали два крыла, превратившихся в руины.

Отсюда широкая грунтовая тропа длиною примерно 350 метров ведёт к западному входу в храм. Западную гопуру второй ограды предваряет крестообразная терраса, образованная пересекавшей ров дамбой. Она сохранила несколько львов, дварапалов и балюстраду в виде нагов с оседлавшими их Гарудами. Здание, построенное из латерита и песчаника, сильно разрушено, но остатки окружавших храм стен дают представление об их былом величии.

Через деревянные переходные мостики начинается путь во внутренний двор, а вернее, в какой-то сюрреалистический мир. В этой реальности неестественно огромные деревья подминают своими гигантскими корнями крохотные каменные домики. Кажется, что они застыли лишь на время и просто выбирают место, куда сделать свой следующий шаг. Их гладкие, словно посеребрённые, стволы светятся на фоне тёмной зелени кроны, а длинные воздушные корни водопадами ложатся на землю, превращаясь в широкие юбки. Главными персонажами в этом спектакле являются хлопковые деревья, известные также как сейба и капок. Они могут за короткое время достигать высоты в 60-70 метров, поскольку являются быстрорастущими.

Крестообразная песчаниковая терраса с балюстрадой в виде нагов в стиле Байон приводит к тройной гопуре третьего пояса храмовых ограждений. В настоящее время эта часть закрыта по причине проведения восстановительных работ методом анастилоза. Терраса и гопуры вскоре предстанут в своём обновлённом виде.

Гопура состоит из центральной четырёхъярусной башни, которая прекрасно сохранилась, и соединяющейся короткими галереями с боковыми проходами, которые продолжаются дальше открытыми наружу галереями с двумя рядами колонн. К сожалению, они полностью обрушились. Глухая стена галереи не прерывается окнами. Она напоминает галерею первого яруса Ангкор Вата, но украшением её стали изображения буддийской троицы, расположенные в неглубоких нишах. Все они стали жертвами религиозной реакции в начале XIV века. На сводах и колоннах до сих пор сохранились следы полихромной окраски. Галереи венчаются сводами, имитирующими черепицу с резными антефиксами и профилированным завершающим гребнем.

Вернувшись к южному боковому входу гопуры, следует свернуть направо в большой внутренний двор, в котором деревья оседлали многие башни и галереи, а едва войдя в него, свернуть налево перед дверью, ведущей в крестообразное святилище. В этом месте розетки, украшающие угловые пилястры, по необъяснимой прихоти архитекторов меняют свой растительный орнамент на нечто необычное. Повторяющийся на многих храмовых сооружениях один и тот же мотив заменён крохотными барельефами, изображающими различные сценки на религиозные и бытовые темы. Именно здесь Жаком Клодом было обнаружено потрясающе достоверное изображение стегозавра, расположенное на высоте около полутора метров от уровня почвы. Нет никаких сомнений в его подлинности, как нет и ни одного внятного объяснения его происхождения.

Пройдя 10 метров вдоль глухой восточной стены западной гопуры, через западный вход можно попасть в святилище, в котором находилась небольшая статуя лежащего Будды. Через южный вход дорога снова ведёт во двор. В тридцати метрах на юг следует свернуть налево и двигаться к небольшому ансамблю, окружённому галереями. Его невозможно не заметить благодаря характерному зеленоватому оттенку стен. Входная гопура находится в отличном состоянии и ведёт во внутренний двор, который отмечает небольшое святилище. С восточной стороны оно соединяется с продолговатой комнатой с находящимся напротив великолепным фронтоном, изображающим сцену «Великого исхода». Когда сопровождаемый своим верным колесничим, принц Сиддхартха Гаутама покидает дворец отца верхом на волшебном коне Кантхаке, его топот копыт заглушают боги или локапалы, «охранители мира», обхватившие их ладонями.

Теперь необходимо вернуться назад. Справа будет находиться латеритовая стена, на углу которой беспорядочно свалены песчаниковые фрагменты различных зданий храма. Сразу за этой грудой, прямо в латеритовой стене, являющейся четвёртым поясом ограждений, есть маленькая дверь, ведущая в небольшой двор. Стена отмечена живописным деревом, которое снаружи выглядит не настолько эффектно, как внутри, со стороны двора. Здесь оно покоится на каменных сводах галереи, широко разметав свои могучие корни. Оно подобно огромному спруту, щупальца которого шарят в поисках добычи. Просто удивительно, как колоннам удалось устоять под тоннами нависших над ними камней и древесной плоти.

Пройдя вперёд вдоль галереи, войдите в западную дверь гопуры пятого пояса ограждений, окружающего главное святилище. Можно без опаски свернуть в правое крыло гопуры и пройти несколько шагов на юг, где слева обнаружится выход в главный двор храма, имеющий размеры приблизительно 24 на 24 метра. В его  юго-западном углу проводились раскопки и был обнаружен профилированный цоколь высотой около 1,1 метра, который оказался погребённым под обломками храма. Безусловно, он очень освежал композицию. Здесь установлен квадратный столб с верхним замком, на котором, вне всякого сомнения, когда-то был водружён деревянный алтарь. В юго-восточном углу умостилась крохотная библиотека, традиционно открытая своим входом на запад. Стены галереи покрыты непрерывным ковром каменного узора, возможно, выполненного слегка грубовато. Тем не менее, он бесподобно хорош. Фризы, резной карниз, пилястры дверей и угловые пилястры башен, ниши, обрамляющие скульптуры деват, наконец, просто совершенные изваяния самих деват.

Образованный четырьмя угловыми башнями и галереями двор отмечен бесформенной каменной массой центрального святилища, вытянутого с севера на юг. Кажется, что оно здесь совершенно неуместно и, лишённое внешней отделки своих стен, выглядит нелепо и несуразно, словно потрёпанный бродяга на светском рауте. Но при внимательном рассмотрении оказывается, что бродяга был здесь главным действующим лицом. Небольшие регулярные отверстия в камне указывают на то, что к стенам крепились деревянные лаги, покрытые листами золота. Можно только представить, каким было святилище во времена расцвета кхмерской империи. Отделка его стен безжалостно сорвана ещё при разграблении Ангкора тайцами.

В северо-восточном углу находится дверь в галерею, обрамлённая клубком воздушных корней мощного хлопкового дерева. Одновременно эта картина выглядит привлекательно и пугающе. К счастью, изображения деватов на угловых пилястрах, улыбающихся своими вечными безмятежными улыбками, не дают унынию никаких шансов.

Войдя в дверь, пройдите несколько шагов во мрак галереи, а затем поверните направо и двигайтесь на восток. Два ряда колонн, низкие своды и полутёмный двор очень часто не дают заметить потрясающую картину справа по ходу движения. Сквозь корни нависающего дерева смотрит лицо деваты, обрамлённое вековыми корнями.

Пройдя несколько метров по галерее, посетитель обнаружит небольшую дверь, ведущую в более просторный двор, образуемый третьим поясом ограждений. Прямо перед задним фасадом одиноко стоящей башни, сверните налево, в направлении на север. Здесь находится точно такая же архитектурная группа, подобная южной, где на фронтоне изображена сцена «Великого исхода».

Обратный путь проходит через два ряда отдельно стоящих прасатов. Если позволяет время, загляните в северо-восточную башню и испытать замечательную акустику этого сооружения. Если, набрав воздуха и задержав дыхание, встать спиной к каменной нише внутри него, то лёгкие удары ладонью в грудь заставят стены святилища отозваться глухим низким пением. Возможно, потребуется некоторая практика. При полном фиаско попросите смотрителя продемонстрировать вам своё умение, которое он долго оттачивал на потеху туристам.

Узкий проход между юго-восточной башней и северной библиотекой завален каменными блоками. Над этим хаосом устроен деревянный помост, ведущий к сквозному проходу северного вестибюля восточной гопуры третьего пояса ограждений. Здесь можно увидеть ещё одно дерево, распластавшее свои корни по крыше вестибюля юго-восточной башни. Под тяжестью корней камни обрушились и их заменили металлической конструкцией, которая с огромным трудом справляется с ролью Атланта.

С внешней стороны, прямо перед центральным входом восточной гопуры третьего пояса ограждений расположен вход в небольшой двор, образованный прямоугольником стен, имеющих размер около 20 на 30 метров. Кроме превосходно декорированных ложных дверей, располагающихся с северной и южной стороны, высокие стены лишены каких-либо декоративных элементов. Они формируют внутреннее священное пространство с четырьмя продолговатыми двориками, образованными пресечением центральных и боковых галерей. Архитектоника этого строения выбивается из единого стиля храма, что связано, по-видимому, с его особенным назначением. В одной из эпиграфических надписей упоминается о королевском дворце. Возможно, речь в ней шла о личной резиденция монарха в Та Прохме, либо же здесь осуществлялись грандиозные постановки ритуальных танцев, на что намекает богатый фриз в виде апсар, размещающийся над дверными проёмами.

Сегодня попасть внутрь двора невозможно, огромные нагромождения камней являются следствием обрушения сводов галерей. Начатые работы по реставрации этой части храма, по всей видимости, могут затянуться на много лет.

Проложенная с севера туристическая тропа приводит к крестообразной восточной гопуре второго пояса ограждений. Очень внушительная, с внутренней колоннадой, четырьмя распростёртыми по сторонам света крыльями и боковыми проходами, она на удивление хорошо сохранилась. Лишь центральный входной вестибюль западной стороны рухнул и покоится здесь же. Несмотря на то, что оформление её сдержано и близко к стилю Ангкор Ват, с двух сторон, вдоль боковых проходов, гопура декорирована замечательными по своим достоинствам панелями барельефов. Но всё же, эта часть храма получила мировую славу вовсе не из-за своей несомненной архитектурно-художественной ценности, а благодаря ещё одному курьёзу природы. Прямо на сводах северного крыла гопуры растёт гигантское дерево, корни которого обрамляют оконные проёмы и поддерживают архитрав галереи.

К северу, за латеритовой стеной, находится очень интересное сооружение, напоминающее те, что встречаются в Прэах Кхан и Бантей Кдей. Два ряда столбов образуют контуры помещения, скорее всего, имевшего кровлю из лёгких материалов. Его назначение, так же как и предназначение устроенных вдоль всего периметра второго пояса ограждений небольших прямоугольных келий, остаётся невыясненным.

Центральный вход в гопуру предварялся просторной крестообразной террасой, чья центральная часть слегка приподнята. Она была украшена скульптурами львов и окружена балюстрадой в виде нагов, капюшон которых ещё не украшают образы Гаруд, что свидетельствует о их более раннем, чем стиль Байон, происхождении. К северу от дороги, в непосредственной близости от террасы, находится типичный паломнический приют. Его мощные стены открываются окнами, которые когда-то украшал двойной ряд балясин. Его центральное святилище посвящено бодхисатве Локешваре, чьё изображение украшает южный фронтон башни.

Примерно в четырёхстах метрах к востоку от этого места находятся развалины гопуры пятого пояса ограждений. Она очень похожа на южную, но пострадала намного сильнее.

Предыдущая страница Следующая страница
Уведомление об авторском праве